Рецензии на книги. Выпуск первый

Немного поразмыслив, пришла к идее публикации на сайте рецензий на книги. Рубрику эту планирую сделать постоянной и обновлять хотя бы несколько раз в год. Проблема в том, что читаю-то я много, но далеко не всегда имею достаточно времени, чтобы как следует подготовиться, укутаться в Клетчатый Плед™, плеснуть себе стаканчик джину и посвятить полночи разбору книг и написанию отзывов на них. Эта ситуация совершенно никуда не годится, и я рассчитываю, что обещание регулярно писать рецензии будет меня дисциплинировать.

Приятного чтения.

klerikalniyКлерикальный антикоммунизм — идеология, политика, пропаганда (by Анатолий Белов), 1987

Сразу скажу, что клерикальный антикоммунизм это богатейшая тема, о которой можно говорить бесконечно. Самые разнообразные восточноевропейские боевые подпольные организации (Румыния, Венгрия, Хорватия, Украина, Польша), латиноамериканские и южноевропейские правые режимы, африканские повстанцы, антикоммунизм с исламскими элементами (от индонезийского путча до Клуба Сафари), католические религиозные ордена, типа Opus Dei, «новые квазирелигиозные» организации, типа Морального Перевооружения, протестантский антикоммунизм от Южной Кореи до Гватемалы, буддийский антикоммунизм, местные верования и синкретические культы против коммунизма (яркие примеры — гаитянский дювальеризм и венесуэльский пересхименизм)… Словом, я бы могла без подготовки прочитать лекцию обо всём этом, а уж если бы засела за книгу, то занималась бы только ею, с перерывами на общение и прогулки, да походы на кикбоксинг и в качалку. И через несколько лет пришлось бы орать мне в ухо: «Заканчивай, ты же совсем поехавшая, уже 2000 страниц написала, кто ж это корректировать и издавать возьмётся?».

Но не таков Анатолий Белов! Он написал чуть больше 250 страниц текста, в котором нет ни-че-го. Он тупо просачивается сквозь читателя, убегает от него, не оставляя никаких полезных знаний или даже удовлетворения от прочтения. Эта книга отвратительна всем: своей безликостью, типично советским оформлением («красивые обложки нужны только поверхностным людям», да-с), отборными типовыми речекряками, характерной для социалистов ноющей интонацией в стиле «а нас-то за что?!» и тотальной, абсолютной бессодержательностью. Дочитала с трудом, и то только потому, что стараюсь заканчивать початые книги.

 

18563

A Political Economy of Health Care in Senegal (by Maghan Keita), 2006

Интересное и достаточно подробное, но при этом сжатое исследование сенегальского здравоохранения. Строго говоря, это не столько «социомедицинское» исследование, сколько исторически-антропологическое; здесь подробно исследуется языческий подход к медицине, конфликт между исламом и верованиями коренных народов, колониальные и постколониальные концепции. Язык ясен, чист и суховат.

Книга может быть весьма полезной для социологов, африканистов и просто людей, интересующихся Африкой.

 

br293Яма (by Александр Куприн), 1915

В ходе работы над «Carne» и «Пролегоменами», я не раз убеждалась в том, что в дореволюционной России формировалась одна из сильнейших социологических школ своего времени. Тема проституции и трафика поднималась на самом высоком уровне (Покровская, Кузнецов, Куприн, etc), и, если и были какие-то попытки замолчать её, то они пресекались, или просто «не взлетали». Социология эта носила гуманистический и христианский характер, и, вероятно, привела бы к созданию собственной версии русского солидаризма с правым бэкграундом, как получилось в Чили, послевоенной франкистской Испании и т.д. По «женскому вопросу», особенно касающемуся торговли женщинами, проституции, борделей, ЗППП и тому подобных вещей, нельзя даже сравнить Российскую Империю с СССР 20-30-х годов — это как Швейцарию и Индию сравнивать, наверное. На место глубочайшего анализа, осуществлённого блестящим языком и заставляющего краснеть и ужасаться каждого, кто ознакомится с ним, пришла убогая статистика, скрывающая реальные факты; истеричные визги Ленина про «расстрелять сотни проституток» и казёнщина, призванная показать, что в СССР «такой проблемы нет». В результате её просто вытеснили в провинцию и маргинализировали проституток так, что их попросту стали массово насиловать без каких-либо последствий.

«Яма» это сильнейшее произведение, ни разу не потерявшее своей актуальности, что особенно удивительно. Наверное, это и есть классика — когда читаешь написанное больше ста лет назад произведение и узнаешь современность один в один; разве что женщин-сутенёрок стало поменьше. Не знаю, с чем это связано — может, с деятельностью феминисток, прививших женщинам некоторую группальность и донёсшим до них идею собственных интересов, а может, с изменениями законодательств, или ещё с чем. Множество случаев, описанных Куприным, происходят в борделях, клубах и тд, по сей день — конечно, не в топовых, а в более-менее низовых, полу- или нелегальных.

 

41WqDFZyVZL._SX335_BO1,204,203,200_

Encyclopedia of African American Actresses (by Bob McCann)

Прекрасная энциклопедия, посвящённая афроамериканским актрисам, которая может заинтересовать как киноисториков и киноманьяков, так и полконников специфического «чёрного кинематографа», и фанатов exploitation movies, и студентов соответствующих факультетов. Автор (ныне, к сожалению, покойный) подошёл к делу скрупулёзно и основательно: каждая краткая биография чрезвычайно насыщена, содержит массу полезных сведений: информацию о родителях и детстве актрис, о ранних этапах их творческих биографий, особо важных фильмах и их специфике, скандалах и т.д. Моё личное пожелание — хотелось бы видеть побольше иллюстраций, но оно скорее из разряда «придирок», в целом книга сделана отлично. Очень рекомендую.

 

11129258_422079057961741_355832172375279357_nCulture Wars in Brazil. The First Vargas Regime, 1930–1945 (by Daryle Williams)

Очень неплохое исследование эры Варгаса — противоречивой эпохи в бразильской истории. Моё отношение к Варгасу — оно… примерно такое же, что и к аргентинскому Перону. Они оба были популистами, колебавшимися то вправо, то в влево; этатистами и экономическими интервенционистами (т.е. постоянно регулировали рынок, создавали госкомпании и воспевали «класс-гегемон»). Оба любили сочетать в экономике кейнсианство с позднефашистской итальянской моделью и левым социал-популизмом. Оба создали рыхлые политические идеологии, но в Бразилии, благодаря вмешательству военных, сначала удаливших Варгаса от власти, а позднее доведших его до самоубийства, концепции Варгаса не стали безусловно общенациональными. Оба то желали дружить с социалистами и другими левыми, то вдруг обрушивали на них репрессии (как и на правых, впрочем). Оба строили корпоративное государство. У Варгаса оно, кстати, называлось так же, как и у Салазара в Португалии — Estado Novo.

С другой стороны, между Варгасом и Пероном есть разница. Первый старался не трогать «сельскую буржуазию» и землевладельцев. Перон же, со своей хаотичной индустриализацией, централизацией (и без того исторически избыточной), национал-корпоративистским популизмом и инфляционно-интервенционистской политикой, сильно подорвал аргентинское сельское хозяйство, расколол армию и почти полностью ликвидировал национально-консервативный дискурс. После Перона «справа» к власти приходили в основном очень невротизированные военные, которых трясло по любому поводу и которые выполняли в основном какие-то мелочные полицейские функции (и в итоге потерпели серьёзное поражение в прошлом веке, а в нынешнем были практически втоптаны в землю.) Забавно, что некоторые националистически настроенные русские читатели расхваливают Перона: какой, дескать, был замечательный лидер и как он поднял экономику страны (хотя он её разрушил, подарив Буэнос-Айресу малопочтенный титул «столицы инфляции»), то вещают, какой он прекрасный консервативный лидер, хотя Перон даже близко не был консерватором. Он был умным и хитрым национал-популистом, который долгое время симпатизировал и поддерживал левацкие молодёжные проправительственные организации (которые, правда, с годами разлюбил, пожив изгнанником во франкистской Испании) и даже как-то затеял войну с католической церковью. Помимо этого, он ввёл весьма крутую цензуру и создал систему, в рамках которой человек не мог найти работу, не будучи официальным перонистом и не состоя в соотв. организациях.

Желающих узнать побольше о Пероне, а заодно почитать реально консервативную критику его режима, отправляю к фундаментальному труду Perón, el fetiche de las masas Николаса Маркеса, «аргентинского Умберто Фонтовы», известного историка, правоконсервативного деятеля и автора множества книг, в т.ч. бестселлеров. Для этого, правда, придётся выучить испанский

Возвращаясь к Culture Wars in Brazil. The First Vargas Regime, 1930–1945. Это весьма детальное и полное исследование эпохи. Автор заходит с культурологии и связки политика-история-искусство, что мне, конечно, особенно близко. Описывается «культурологическая деятельность» Варгаса и могущественного и талантливого Густаво Капанемы (министра образования), рассматривается взаимосвязь между национализмом, диктаторскими методами управления, этатизмом и культурой и тд. Читатель, озадаченный противоречивой культурной политикой Варгаса (который то затыкал безобиднейших деятелей, то вдруг провозглашал откровенных новаторов, опасных для его режима, чуть ли не опорой и надеждой бразильского искусства), возможно, сможет получить ответы на вопросы, пробившись через насыщенный, плотный и глубокий текст.

 

50559427

Made in Hong Kong (by Domingo Lopez)

Хорошая работа, огромная подборка рецензий на гонконгские фильмы. Для киноманьяков, особенно ценителей эксплуатационного и азиатского кино, обязательно к прочтению. Собраны фильмы всех жанров, от знаменитых гонконгских боевиков до лёгких комедий. Больше половины фильмов лично мне оказались неизвестными, а я преизрядно поклонница гонконгского кинематографа. Made in Hong Kong хорошо иллюстрирована, хотя её формат предполагает в основном лишь небольшие чёрно-белые картинки, снабжена подробным именным указателем.

Внимание! Книга на испанском!

 

18381900_1591373304206902_2224453018177241088_nMensajes de Junio a Octubre 1973 (by Juan Domingo Perón)

Обширная подборка выдержек из речей Перона, произнесённых им после возвращения в Аргентину в 1973 году. Левые перонисты, в т.ч. Эктор Кампора, пошедший на пост президента в том же 73-м специально для того, чтобы провернуть «рокировку», отменить конституционный запрет баллотироваться Хуану Перону и уйти с поста, передав власть «истинному вождю», считали, что в страну приедет всё тот же Перон: третьемирист, громящий капитал, готовый обнять каждого левого боевика, называющегося перонистом, носитель сильных левопопулистских симпатий. Однако они ошиблись. На аргентинскую землю ступил человек, уставший от революционерства, желающий покоя и многое понявший за время жизни во франкистской Испании. Откровенно социалистические и революционные идеи сильно поугасли, а им на смену пришёл осторожный национал-популизм, солидаризм и тяга к «стабильности». В книге много раз встречается термин «третья позиция», или «третий путь» для определения хустисиализма, т.е. Перон в своих речах фактически признал, что его идея в окончательно оформленном виде — это аргентинский вариант фашизма.

В сентябре 1973 года, незадолго до выборов и вступления в должность президента, Перон произнёс множество речей, в которых раскритиковал ультралевых, чётко дав понять, что всевозможные левоперонистские движения больше не в фаворе: «Национальное движение, принципов которого мы придерживаемся, имеет собственную идеологию и собственную доктрину, равно далёкие как от устаревшего демократического либерализма, так и от ультралевачества, противоречащего развитию и мешающего интересам нашей молодой нации», «Аргентина для всех аргентинцев — справедливая, единая и свободная», etc.

При позднем Пероне, а после его смерти — при Исабель Мартинес де Перон, его супруге, занявшей пост президента Аргентины, в полную силу развились антикоммунистические парамилитарные бригады и случился настоящий взлёт ультраправых милиций, наподобие Triple A. Они, конечно, действовали и до прибытия Перона в Аргентину, но период с 1973 по 1976 (вплоть до захвата власти военной хунтой) — это было что-то.

В сборнике отчётливо видны солидаристские мотивы, стремление прекратить конфликт и объединить всех аргентинцев. Нередко звучит критика в адрес левых; с другой стороны, антиимпериалистический пафос никуда не делся, Перон по-прежнему критикует глобальные сверхдержавы и отстаивает независимость Аргентины. Речь его — достаточно вольная, эстетически привлекательная и насыщенная. Незаурядный ораторский талант и острый ум в сочетании со зрелостью взглядов и относительной взвешенностью формулировок доставят немало приятных минут читателю и раскроют перед ним «позднего Перона» с новых сторон.

Отдельной фотографии книги у меня нет, поэтому иллюстрирую рецензию картинкой, на которой запечатлены почти все мои книги по перонизму. Описываемый сборник — в верхнем правом углу, синяя обложка.

 

61cO4ubM7iL._SX258_BO1,204,203,200_

Modern Horror Film (by John McCarty)

Мне иногда кажется, что плохих людей с фамилией Маккарти просто не существует. Джозеф Маккарти, несгибаемый борец с комми, изрядно попортивший им кровь; Эндрю Маккарти, консерватор, ярый антиисламист, противник левачества и один из наиболее яростных критиков Обамы; и, наконец, Джон Маккарти, автор нескольких книг по истории хоррор-кинематографа. Я очень люблю этого автора: он вдумчив, свободно владеет материалом и обладает лёгким слогом. Я так не могу, например. Мои рецензии на фильмы или разрастаются в огромные субъективные эссе, набитые какими-то экзистенциальными заморочками и личными воспоминаниями, или выходят сухими, зажатыми и укладываются в три строчки. Это, конечно, простительно: в вопросах кинематографа я простая энтузиастка, а не спец, и пишу, как придётся. Возможно, я как-нибудь приведу в относительный порядок огромное количество написанных мною рецензий, половина из которых вообще нигде не публиковалась, и порадую (или огорчу) читателей целым трактатом, состоящим из отзывов на кинофильмы. Более того, возможно, я заморочусь выпуском совместной книги с одним близким другом-кинокритиком, у которого тоже масса собственных рецензий и киноэссе. Толстенная вещь, должно быть, выйдет.

Конкретно эта книга особенно ценна тем, что мне её подписал сам Роберт Инглунд, причём не просто подписал, как всем, а нарисовал собственный автопортрет.

13151365_1711966345758850_1124238541_n

Я большая фанатка Фредди Крюгера и очень люблю Инглунда; после личной встречи зауважала его ещё больше — мировой мужик, абсолютно не зазвездившийся и не высокомерный, открытый и заинтересованный.

В своей книге Маккарти, опираясь на культовые фильмы ужасов, такие, как The Curse of Frankenstein (1957), Curse of the Demon (1958), Psycho (1960), The Phantom of the Opera (1962), Night of the Living Dead (1968), The Exorcist (1973), The Texas Chainsaw Massacre (1974) и многие другие, ведёт неспешное повествование, изобилующее подробностями, биографическими данными, отсылками к другим картинам и описаниями любопытных случаев. Стиль автора — очень свободный, но не небрежный; видно, что он очень давно и глубоко «в теме», но не утрачивает уважения к читателю. The Modern Horror Film построен по хронологическому принципу: он начинается с «Проклятия Франкенштейна» 1957 года и заканчивается «Логовом Белого Червя» 1988. Раздел, посвящённый «Кошмару на улице Вязов», здесь тоже есть.

Книга великолепно иллюстрирована. Держать её в руках — сплошное удовольствие.

 

This_Bridge_Called_My_Back_(first_edition_1981)

This bridge called my back. Writings by radical women of color (by коллектив авторов)

Я очень далека от радфем, всевозможного «феминизма третьего мира», интерсекционализма и тому подобных левых идеологий, однако нахожу многие из них весьма интересными и зачастую полезными. Сюда примешивается моя неистребимая страсть к «социологии развивающихся стран» и самобытным культурам; в результате я частенько запоем читаю абсолютно левые, но яркие, привлекательные и пафосные в хорошем смысле тексты. Если эти тексты посвящены проблемам women of color — я, конечно, читаю их с удвоенной страстью. Следует также заметить, что, если вы хотите разобраться в мутациях «классовой теории», её слиянии с расовыми, интерсекциональными, властными, гендерными проблемами — нужно читать именно такие антологии. После их прочтения можно вести диалог, переубеждать, реинтерпретировать и тд.

TBCMB это впечатляющий сборник, очень пронизительный, антирасистский и свободолюбивый. Он содержит сильнейший сопротивленческий и Я-утверждающее-себя посыл, который затмевает даже яростную левизну многих эссе и статей (впрочем, для «феминизма третьего мира» левачество, антиколониализм и интерсекционализм вообще очень характерны — это обусловлено его генезисом; конечно, они часто вредят собственно женщинам, потому что весь этот «феминизм» в итоге превращается в очередной отдел какой-нибудь политической партии и в итоге сливается с ней). Выделить особо понравившиеся тексты не получается: весь сборник читается на одном дыхании и оставляет слегка катарсическое впечатление. Если вы человек, открытый к новому — читайте смело, многое откроете для себя. Если вы скорее квадрат, нежели шар — лучше даже не пытайтесь, ничего, кроме головной боли и приступов агрессии этот сборник у вас не вызовет.

Kitty Sanders, 2016-2017

%d такие блоггеры, как: