Гаити: армия, парамилитарес и “пападокизм”

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Более ранние заметки о Гаити можно прочитать по следующим ссылкам:

Гаитянские заметки. Часть 1

Гаитянские заметки. Часть 2

Когда я писала главу о Франсуа Дювалье для книги, обратила внимание на то, как он нейтрализовал военных.

Дело в том, что Гаити исторически обладала довольно большой и мощной армией, которая, разумеется, традиционно устраивала путчи. Папу Дока, который (тоже в гаитянских традициях) хотел оставаться пожизненным президентом, такая перспектива категорически не устраивала.

“Двухголовый монстр тонтон-макут” глазами британского скульптора Джона Бакли. Картина написана во время его шестинедельного путешествия по Гаити

У Дювалье были тонтон-макуты, набранные в основном из неблагополучных районов, неразвитых сельских регионов, городской бедноты и, как это называли раньше, деклассированных элементов. Дювалье, конечно, был не единственным лидером, создавшим столь разношёрстную парамилитарно-полицейскую организацию; к похожим мерам прибегали и в Таиланде – там были Тигры деревни и Красные гауры, консервативно-монархическая и парамилитарно-гангстерская вооружённые организации, в которых было много деревенской и неблагополучно-городской молодёжи; не менее успешно городской криминал, крупные гангстерские организации, люмпенов и деревенскую бедноту использовали военные в Индонезии во время событий 1965-1966 годов. В Индонезии таких называли preman, режим даже на пике своей мощи сотрудничал с ними, рассматривал как лояльную парамилитарную силу и уважал их личное пространство. Риос-Монтт в Гватемале активно использовал криминал и коренных жителей, которые до этого вообще не особо участвовали в политической жизни, для антикоммунистических чисток. Словом, подход не новый.

Сразу скажу, что у многих возникнет желание проводить аналогии с гитлерюгендом, пионерией, etc. Это неверная аналогия. Тоталитарные, равно как и многие современные клептократические режимы, создают подобные организации сверху, вкачивая в них деньги и структурируя под себя, делая частью официальных, бюрократических государственных институтов и партий. Туда входят благополучные подростки и молодые люди, а плохая репутация, или “неправильное” происхождение могут закрыть туда дорогу. Такие организации – это молодёжные продолжения официальных партий. Мы же говорим о парамилитарес, т.е. “горизонтальных”, люмпенских структурах, вообще никак не институционализированных, стихийных, преданных не государству и не партии, а вождю, и с прямо противоположной ситуацией в смысле “происхождения”: чем оно хуже, тем лучше; криминальное прошлое – это скорее плюс. Т.е. это два разных феномена – структурно-институционально и политически.

Т.-М. были весьма фанатично преданы вождю (к слову, даже после смерти Папы Дока они продолжают фанатеть по нему и передают рассказы и фольклорные песенки о нём своим детям и внукам), и он решил использовать их для нейтрализации военных. Фактически он применил типичный для левых приём: совместил “пролетарский набор” в армию с чем-то вроде института комиссаров, или иранским КСИР. Вообще, он, кажется, планировал совершенно переделать армию из “прислуги олигархических и мулатских кругов” в “народный институт”, “народный” в специфическом гаитянском нуаристском смысле, т.е. ликвидировать “военную аристократию”, смешать военных с люмпенами из тонтон-макутов и в итоге добиться полной трансформации армии и концепции национальной безопасности.

Он начал насыщать армию тонтон-макутами. Военные и Т.-М. посылались в совместные патрули, выполняли общие задания, постоянно перемешивались и перетасовывались, дювальеристы следили за настроениями сослуживцев, постепенно превращаясь в кого-то типа советских комиссаров или иранских стражей исламской революции, только с другими взглядами – негритюдерскими, свирепо антикоммунистическими и религиозно вождистскими. При этом никакого специального института, вроде того же КСИР, Папа Док не создавал. Думаю, он понимал, что любая институционализация приведёт к тому, что Т.-М. “превратятся в дракона” и захотят его свергнуть, или как минимум потребуют поделиться властью.

Любопытно, что у Дювалье получилось. Если раньше власть в ходе путчей очень часто брали военные, и они же пытались наводить порядок и влиять на политическую жизнь, то сегодня политика на Гаити это, в основном, противостояние гражданских дювальеристов и гражданских же условно-левых. Более подробно можете почитать вот здесь (статьи немного устарели, но в целом рисуют довольно ясную картину):

Смерч демократий

«Экономика катастрофы» востребует соответствующих политиков

Папа Док, кажется, добился как минимум трёх своих глобальных целей: стал пожизненным президентом, окончательно оформил гаитянскую “политическую парадигму” и сумел-таки поставить “милицию” выше армии.

Kitty Sanders, 2017

%d bloggers like this: