Аргентина и Уругвай: пара замечаний о военных режимах

Забавное фото, сделанное с разных ракурсов и в разное время, но на одном мероприятии. Президент Аргентины Исабель Перон на встрече с главами профсоюзов и министрами по делам рабочих. На фото в первом ряду — Рикардо Отеро, секретарь по занятости, Касильдо Эрерас, профсоюзный генсекретарь, Исабель Перон, Лоренсо Мигель, министр по социальным вопросам, а также Лопес Рега, министр социального обеспечения, создатель антикоммунистической парамилитари-организации Triple A и любитель эзотерического гитлеризма, «фашизма духа» и прочей фашистской мистики.

Это официальное широко доступное фото, оно лежит на многих ресурсах.

Isabel Peron Campaigns During Argentine Presidential ElectionsЛюдей вроде Лопеса Рега, кстати, в латиноамериканской политике было много, они проводили профашистскую линию и стремились (за деньги или по убеждению) реанимировать мертвые европейские идеи. Но, поскольку условия в Латине отличались от немецких и итальянских, им приходилось фантазировать в мистическом духе. Так получился эзотерический гитлеризм Мигеля Серрано в Чили, оккультная орденщина «правых перонистов» в Аргентине, перуанский национал-фашизм с индихенистскими корнями (и по сей день популярный), боливийский гарсиамесизм (в строительстве которого напрямую участвовали европейские неофашисты, вроде Стефано Делле Кьяйе, и нацисты — например, Клаус Барбье и Иоахим Фибелькорн). Отношение к подобным деятелям в странах Латины было различным — в Чили их очень быстро маргинализировали. Мигель Серрано не стал особо популярным. Сторонника «фашистского пути» в составе Правительственной хунты, главу ВВС Густаво Ли, очень быстро лишили реальной власти, а затем и вовсе отстранили от политической деятельности, несмотря на его энергичные протесты. Густаво Ли был большим поклонником национал-корпоративизма и сильной государственной роли в экономике; особенно ему нравилась египетская модель, построенная Анваром Садатом. Густаво Ли также был дружен с Хосни Мубараком, занимавшим в то время пост главы египетских ВВС. Уже в 1974-1976 начался процесс его отстранения от принятия реальных решений (его место начал занимать Фернандо Маттеи). В результате Чили не стала «болеть фашизмом», обойдясь «прививкой». Боливия, Перу и Аргентина, напротив, постоянно заигрывали с нежизнеспособными фашистскими и социал-националистическими концепциями, в результате чего до сих пор не могут наладить не то что полноценную политическую, экономическую и правовую жизнь, но даже и обеспечить банальные вещи, вроде бесперебойной подачи электричества и обуздания инфляции.

А вот фото, сделанное на том же мероприятии, но раскопанное мной в аргентинских архивных публикациях.

1Первой моей мыслью была — «неужели инсульт?»; второй — воспоминание про то, что Исабель была натура экзальтированная, мистическая, легко впадавшая в транс. Кажется, фотограф смог «подловить» именно такой момент. Экзальтированностью Исабель с успехом пользовался Лопес Рега, вовсю манипулировавший слабохарактерной истеричной президентом с целью взять взять реальную власть в стране и устроить там смесь из полицейской диктатуры и корпоративного фашизма. Это очень не понравилось армии Аргентины, которая, хоть и была развращена и разложена многолетним бардаком и перонистской идеологией, но все же сохраняла (в офицерских кругах) хоть какое-то подобие правоконсервативного ядра. Армия свергла Исабель, начала сильно ориентироваться на чилийский опыт (в Аргентине был даже свой аналог «чикаго бойз» — Мартинес де Ос и его команда финансистов, причем де Ос был другом семейства Рокфеллеров). Поначалу правительство почти вывело страну из затяжного экономического коллапса, из-за которого Буэнос-Айрес еще в 60-е начали называть «столицей инфляции», и привлекло инвестиции, но потом пустило позитивные реформы под нож, пойдя на поводу у перонистских кадров, сторонников фашистской (а не либеральной) модели, профсоюзов (которые начали стенать, что их устаревшие заводы закрываются), традиционалистов-патриотов, «грингофобов» и прочих. Позднее военные воткнули себе в сердце еще один нож, ввязавшись в войну за Фолкленды, были жестоко биты и свергнуты, после чего в Аргентине все вернулось на круги своя.

И напоследок еще одна фотография, нехорошего качества, правда — Исабель Перон и Хуан Мария Бордаберри, уругвайский диктатор, положивший начало уругвайской военной хунте — одному из самых незадачливых военных режимов на материке, тоже пошедшему по еврофашистскому пути.

00Хунта в ходе правления испортила все, что можно было испортить и, пытаясь, устроить «неолиберализм» и сократить роль государства в экономике (на фоне последнего гражданского президента Хорхе Пачеко Ареко, который пытался победить инфляцию контролем над ценами и фиксированными зарплатами). В результате усилий Бордаберри по «освобождению экономики» она вообще перешла на социалистическую полураспределительную основу, а при военных, сместивших Бордаберри, роль государства в банковской сфере выросла чуть не в полтора раза — до 58-60%, а в базовой инфраструктуре, которую мундиры боялись отдавать частникам, до 70-80%. Как у них это получилось — ума не приложу, хотели сделать буквально наоборот. Когда хунту убрали, гражданские президенты, используя риторику вояк о «правом режиме» и «неолиберализме», быстро провели окончательное олевачивание Уругвая уже под социалистическими  лозунгами, доведя роль государства в банковско-финансовой сфере до 80%. Инфраструктуру же национализиовали почти полностью.

В уругвайской хунте был один приличный человек, Альберто Демичели, старый толковый юрист, который отменил полураспределительную систему и отказался подписывать пакет совершенно уродливых антиконституционных законов, направленных против оппозиционных партий и гражданских свобод. Демичели полгода воевал с военными, настаивавшими на брутальном полицейском режиме, а затем его сместили и поставили на его место Апарасио Мендеса, который еще в свою бытность преподавателем в университете вызывал жалобы студентов — вместо предмета он рассказывал, сколь велик был Муссолини и как величественны были замыслы Гитлера по преобразованию мира в духе национал-социализма. Мендес с радостью подписал пакет законов, и Уругвай потерял все шансы на реализацию «национального капиталистического чуда» чилийского образца.

Kitty Sanders, 2014

%d такие блоггеры, как: