Почему после социализма всегда получается олигархия?

archerСоциалисты постоянно рассказывают страшные истории про то, как после их режима к власти прорвались «бессовестные олигархи», которые сделали «еще хуже, чем было». Подобная пропаганда часто действует. Человеческий мозг старается забыть наиболее неприятные моменты прошлого, «забивая» воспоминания о минувших проблемах концентрацией на происходящем вокруг. Подобная примитивная психотерапия встречается повсюду: например, люди, которые не смогли приспособиться к реалиям современности, ворчат, что «раньше жизнь была лучше». В особо болезненных случаях про «раньше было лучше» начинает рассказывать молодежь, которая никогда «раньше» не жила. Так, в России молодые люди массово «тоскуют по СССР», сидя в совершенно не советском Интернете с иностранных компьютеров и айфонов, появившихся в РФ исключительно благодаря смерти Союза. В Аргентине молодежь нередко рассказывает, как все было хорошо при Пероне, хотя я сомневаюсь, что они смогут просуществовать хотя бы год при военном режиме.

Возвращаясь к «постсоветскому человеку», следует отметить, что представление о происходящем вокруг он черпает из СМИ, которые продолжают гнуть советско-этатистскую линию. Он быстро усваивает риторику об «относительно неплохом коммунистическом прошлом» и «ужасной олигархической современности».

На самом деле, в олигархии как переходном этапе на пути к капитализму и либеральной демократии нет ничего специфически плохого или странного. Более того, переход от социалистической диктатуры к капитализму и демократии может быть только олигархическим. В принципе, можно избежать и олигархии, и восстановления социалистического режима, если государственную собственность будут приватизировать иностранные компании. Тогда предприятия, инфраструктура, банковский сектор будут находиться в руках у иностранных владельцев. Современные государства почти никогда не соглашаются на такой сценарий из боязни утратить суверенитет. Поэтому в приватизациях обычно участвуют преимущественно граждане того государства, которое их проводит.

Для того, чтобы понять, что такое олигархия, необходимо осознать, как действует социализм.

Прежде всего, он стремится к абсолютной и неизменной власти. Для этого социалисты всех мастей, от марксистов до фашистов, формируют систему, в которой выборы превращаются в фарс либо отменяются, а рынок ставится под контроль государства. Затем социалисты, зная, что крупные собственники — это всегдашняя проблема, которая может свергнуть их режим (поскольку они обладают деньгами и определенной властью), уничтожают эту группу населения. Иногда это происходит физически, как сделали большевики в России, иногда финансово — через незаконное изъятие имущества «на благо народа» или еще по какому-нибудь трескучему поводу, как делал Альенде в Чили, Моралес в Боливии и Путин в России. Они отобрали имущество у нелояльных собственников, национализировав его или передав государственным корпорациям, и заставили их бежать из страны. Разумеется, отобранная собственность пошла на укрепление власти социалистов, которые разобрались с самым опасным врагом диктатуры — бизнесом. Дальше левая диктатура, в рамках перехода к планово-распределительной системе в условиях коллапсирующей экономики, начинает последовательно сокращать число денег и ресурсов, которые «имеет право» иметь простой гражданин. Взгляните на СССР и Венесуэлу. Богатейшие страны, которые много лет пытались построить «коммунистическое изобилие», не смогли обеспечить нормальное разнообразное питание — и в конце концов перешли на карточную систему. Сегодня Николас Мадуро вообще заявляет, что продукты в магазинах будут отпускаться по отпечаткам пальцев, чтобы «избежать дефицита и спекуляции». Венесуэла находится на грани голода. Не в каждой стране Африки есть такие проблемы!

Если правление социалистов не прерывается, общество впадает в нищету. Все деньги, выкачанные из частных рук и рыночных структур, крутятся «наверху». На этой стадии никакие реформы уже не помогут — необходимо ломать систему и строить государственность заново, поднимаясь от failed state до более-менее приличного уровня. Это можно сделать только при помощи рыночных преобразований и массовых приватизаций. Однако здесь появляется проблема — кто именно будет приватизировать? У людей нет денег, независимый бизнес уничтожен, а государство и граждане, приученные не доверять «загранице», не хотят, чтобы бо´льшая часть крупной собственности в их стране принадлежала иностранным владельцам. В итоге от приватизаций могут выиграть только… вчерашние социалистические лидеры, которые разрушили страну и довели ее до африканского состояния. Потому что деньги есть только у них. Им принадлежит распределительная система, они позаботились о ликвидации нормальных банков, частного бизнеса и оппозиционных парламентских партий, а следовательно — о том, чтобы все финансовые потоки были только в их руках. Когда политическая система социалистов рушится — они остаются с деньгами всего государства на руках. Так было в России в 90е, так происходит в Аргентине Венесуэле и Боливии сейчас — партийные лидеры живут в купленных или «отжатых» виллах, скупая огромное количество собственности.

Социалистическая идея жестко уничтожает все серьезные социальные лифты. В принципе, в условиях такой системы вы можете стать кем-то: крупным артистом, ученым или директором государственного предприятия, но подняться реально высоко у вас никогда не получится. В социалистической системе нельзя стать миллионером, не являясь партийным боссом. Вы не можете иметь хорошие вещи или приличную собственность, поскольку у вас либо ее отнимут, либо пришлют налоговую, которая начнет выяснять, откуда у вас взялись деньги, которых человек не может иметь в условиях социализма.

Кто такие олигархи? Это люди, которые, обойдя коммунистические ловушки, смогли устроить теневой подпольный бизнес в условиях  концлагерной системы, запрещающей хождение иностранной валюты, ограничивающей свободы граждан и признающей только власть партии. Они нашли в тоталитарной системе социалистов трещины, благодаря которым можно было устроить некое подобие рынка. Олигарх — это тот, кто был настолько умен, чтобы выстроить свои финансовые структуры так, чтобы они приносили ему прибыль, и при этом не сел в тюрьму. Говоря открыто, это бизнес-элита, основа будущего бизнес-класса. Люди, которые в условиях концлагеря размером с целую страну смогли организовать поставки необходимых товаров для нуждающихся.

Они смогли накопить достаточно денег и устроить внутренние механизмы, подрывающие функционирование этого концлагеря, чтобы после его падения начать конкурировать с коммунистической бандой, перекрасившейся под «приватизаторов». Именно поэтому олигархи вызывают такую ненависть у социалистов и фашистов. Эти воры — государственныые боссы, уже считали государственную собственность своей, как вдруг в процесс вмешались какие-то посторонние люди, не имевшие отношения к правящей верхушке. По мнению высокопоставленных коммунистов, эти «выскочки» буквально «украли» у них принадлежащую им «по праву» собственность. Которую они всего лишь планировали юридически закрепить за собой, не допуская к дележу никаких посторонних лиц. Сегодня по всему миру социалисты и их коллеги-этатисты, типа Путина, рассказывают, что олигархи — это мировое зло, «хапуги, которые украли деньги у народа», которым нужно противостоять любой ценой — в том числе усилением государства и воссозданием советской тоталитарной модели. Коммунистическое ворье и диктаторы действительно ненавидят олигархов, поскольку это те люди, которым удалось обмануть их систему. Олигархи — это удар с той стороны, откуда коммунисты, фашисты и прочие сторонники абсолютного государства с единственно верной идеологией, не ждут. Это скрытые носители либерального импульса, диверсанты Рынка, враги тоталитарного общества.

Конечно, нельзя отрицать того факта, что в России многие из олигархов, начинавших в 90-е, так или иначе стали сотрудничать с властью Путина. Некоторые изначально принадлежали к советской партийной элите, но были настолько непрофессиональны и экономически неграмотны, что смогли высоко подняться только с приходом Путина к власти. Кто-то был обманут его ранними рыночными реформами. Кто-то просто не обращал внимания на политическую сторону его правления. Кто-то просто не захотел терять все в бессмысленной борьбе за абстрактную «демократию» и сломался. Точно так же многие бизнесмены сотрудничают с киршнеризмом в Аргентине, чавистами в Венесуэле, сандинистами в Никарагуа и т.д. Я не хочу никого осуждать — каждый человек выбирает сам, что ему делать, и нельзя требовать от людей, которые свалили СССР №1, чтобы они положили жизнь в сражении с его обновленной версией.

Тем не менее, многие крупные олигархи, в т.ч. те, кто был гарантом гражданских свобод в России, не смирились с Путиным и попытались бороться с ним. Их ошибкой было то, что они не объединились. Поодиночке власти РФ их изгнали из страны или перебили. Если бы в 2002 году они объединились и устроили в стране масштабную агрессию против федеральных властей во всю мощь своих возможностей, то история России пошла бы по другому пути.

Вполне понятно, что в постсоциалистической стране, стоящей перед рыночными преобразованиями и приватизацией, есть только две категории людей, способные приватизировать госсобственность. Это вчерашние социалистические боссы, главы профсоюзов, госбезопасность и прочее тоталитарное ворье, и это молодое поколение бизнесменов, выжившее в условиях левой системы. У первых есть огромные деньги, политическое влияние, СМИ, и они легко изображают из себя плачущих вместе с народом, у вторых есть умение выживать и необходимая жесткость, чтобы провести страну через первую волну наиболее «шоковых» реформ. В условиях распада социалистической системы, или ее загнивания, не стоит слушать надрывные вопли власти про «распад страны», «конец света» и «грядущий геноцид, который проведут алчные корпорации по приказу Рейгана, Гитлера и Сионских мудрецов». Левацкие боссы расскажут что угодно, лишь бы не сесть в тюрьму и сохранить свои деньги. Ориентироваться нужно на тот бизнес-класс, который есть в стране. Он может быть неудовлетворительным, не соответствующим мировым образцам. Но именно эти изломанные тоталитаризмом люди будут привлекать инвесторов, они будут вытягивать страну из кризиса и они будут добивать остатки левого режима, мешая восстановлению его тоталитарных цензурных институтов. Уже следующее поколение бизнесменов, при нормальных условиях — таких, как свободные СМИ и прозрачные судебная и налоговая системы, будет на порядок компетентнее первого. Так случилось в России — если первые бизнесмены еще сохраняли сильную приверженность теневым структурам, то второе поколение, позже раздавленное Путиным, было гораздо более «законническим» и оптимистичным.

В драке между олигархами и левыми нужно выбирать олигархов. Больше в постсоциалистическом государстве некому защитить общество от советского реванша.

Kitty Sanders, 2014

%d такие блоггеры, как: