Контр-гегемония-2: правые и СМИ

powerОдна из главных ошибок современных правых — отказ от публичной деятельности и продвижения своих идей. Важнейший принцип современной политики: «Кто владеет медиа — владеет социальной ситуацией», правыми игнорируется начисто. Между тем, для победы правым политическим силам, которые редко прибегают к популистским и дешевым приемам, необходимы не просто собственные СМИ — им нужно доминирование в медийной сфере.

Правые — рационалисты и реалисты. Наши политические и экономические идеи непонятны и скучны для огромного количества людей, которые хотят слышать красивые лозунги и громкие обещания типа «всеобщего счастья в течение пяти лет». Именно эти люди, нерациональные избиратели, которым не нравятся статистика, экономика, социология и прочие науки, голосуют за левых, риторика которых построена на вопиюще безграмотных популистских тезисах. Что бы ни делал правый политик — он будет выглядеть скучным и «неправильным» по сравнению с леваком, который рассказывает о том, что во всех бедах избирателей виноваты богатые люди и корпорации, и что если бы не капитализм, то человечество бы уже освоило космос, стало бессмертным и все было бы бесплатно. Разумеется, то, что озвучивает левый популист, нереалистично. Однако многим избирателям из молодежи, а также из не самых успешных слоев населения, приятно слышать, что в их бедах и непризнанности виноваты посторонние люди, которые специально не допускают «юных гениев» и «простого безработного» до причитающихся им благ.

В связи с этим правым нужно как можно активнее просвещать граждан и широко доносить до них идеи индивидуализма, личных свобод и рыночной экономики. Если число людей, придерживающихся популистских идеологий, превысит некоторый порог — все может закончиться очень печально и для страны в целом, и для отдельных граждан. Для этого правым политическим силам нужно не просто присутствовать в медиасфере, но доминировать в ней, особенно в тех случаях, когда вся полнота власти в стране уже принадлежит популистам, которые обычно не гнушаются коррупционных схем и «затыкания ртов» оппонентам. Популистские правительства очень часто используют государственные средства и деньги международных организаций, чтобы оказывать поддержку «своим» СМИ. В условиях тотальной промывки мозгов социалистическими и леволиберальными идеологиями консерваторам и правым либералам особенно важно доносить правду до людей через СМИ, вскрывая ложь и подтасовки фактов, к которым прибегают популисты.

Тем не менее, пообщавшись с правыми политическими деятелями в самых разных странах, от России до Аргентины, я столкнулась с непониманием и отрицанием самой возможности для правых овладеть медиасферой. В общем виде можно выделить несколько аргументов, к которым прибегают правые политики и бизнесмены, чтобы объяснить свое нежелание работать со СМИ.

1. Я бизнесмен и политик, я не люблю трепаться, пусть люди сами оценивают результат моей деятельности.

2. Сам факт проникновения правых в медиасферу — это агрессия, недопустимая для правого. Доминирование в сфере СМИ подразумевает подавление оппонентов, это противоречит нашим принципам. Люди сочтут нас идеологически агрессивными, а левая пропаганда усугубит это впечатление;

3. СМИ для болтунов. Они подают информацию очень поверхностно. Их роль преувеличена, на политическую ситуацию в стране они не влияют. Если консерватору есть что сказать — он пишет книгу или научную статью;

4. Если люди голосуют за левых — значит, они нас не хотят. Нельзя ведь поверить в то, что большинство населения в стране недостаточно осведомлено.

Я бы хотела разобрать каждый аргумент, чтобы доказать его несостоятельность.

«Я бизнесмен и политик, я не люблю трепаться, пусть люди сами оценивают результат моей деятельности»

Человек способен более или менее объективно оценить только то, в чем профессионально разбирается. Оценить действия политика, который работает «в связке» с несколькими сотнями других таких же политиков — задача почти невозможная для стороннего наблюдателя. Для этого нужно следить за шагами этого политика, анализировать его действия, отслеживать его перемещения, анализировать речи и т.д. Никакой человек в здравом уме не будет заниматься подобной деятельностью, если только он не журналист, пиарщик или маньяк-обожатель.

Будем откровенны. Большинство людей представляют себе политическую деятельность весьма упрощенно. Разобраться в тонкостях внутренней и внешней политики, работе экономических институтов государства возможно только при наличии свободного времени и средств, а также желания заниматься именно политологией и вопросами национальной экономики. Настолько экстравагантных людей в любом обществе найдется немного; остальные предпочитают получать информацию о политической жизни из прессы. Если пресса в стране преимущественно левая — граждане будут усваивать, что правые мешают хорошим левым политикам раздать всем деньги, бесплатное образование и медицину и переселить в пятизвездочные апартаменты. Поначалу многие люди отнесутся к популизму с недовериием, однако постепенно взгляды в духе «во всем виноваты капиталисты и Америка» станут нормой. Сначала среди молодежи, не имеющей жизненного опыта, затем среди рабочих — благодаря усилиям профсоюзных боссов и агитаторов. Процесс пойдет, и в итоге правые будут исключены из политики. Бизнесмены же, которые считали, что их будут судить по делам, сталкиваются со всеобщей ненавистью, национализациями, потерей имущества, арестами, а иногда, как в случае России — и с внесудебной физической расправой. Когда политики и бизнес-сообщество «просыпаются», обычно бывает уже поздно. Власть вынесла свой приговор, а народ, заряженный левой пропагандой, требует отнять и поделить. Та часть народа, которая не поддалась на пропаганду, обычно аполитично ждет, чем же все это закончится.

Такова цена «благородной» риторики в духе «не опустимся до пропаганды».

2. Сам факт проникновения правых в медиасферу — это агрессия, недопустимая для правого. Доминирование в сфере СМИ подразумевает подавление оппонентов, это противоречит нашим принципам. Люди сочтут нас идеологически агрессивными, а популистская пропаганда усугубит это впечатление;

Это одна из наиболее странных ошибок. Особенно дико ее слышать от людей, которые полагают конкуренцию одной из основных движущих сил общественных процессов. Медиасфера — это специфический, но рынок. Который, в общем-то, подчиняется объективным экономическим и социологическим законам. Конкуренция на этом рынке — здоровое явление, а желание вытеснить с него конкурента — совершенно нормально.

Популистская пропаганда оппонентов будет выставлять консерваторов и праволибералов чудовищами, агрессорами и путчистами даже в том случае, если они перестанут выходить из дома. Популистам нужен враг, чтобы отвлекать внимание людей от собственной неудачной политики (а у популистов она всегда неудачная). Когда левый или фашистский режим изгоняет или истребляет всех реальных оппонентов справа, он начинает придумывать их и уничтожать «врагов народа» в том же темпе. Снизился ли накал ненависти к «врагам, сионистам и американцам» в Венесуэле после того, как диктатура Чавеса изгнала из страны всех нормальных бизнесменов, пересажала всю оппозицию и устроила массовый исход евреев? Вовсе нет — Мадуро продолжает валить все беды на мифических правых, сионистов и американцев, которых попросту нет в Венесуэле и которые никак не препятствуют ему проводить безумную политику.

Проблема в том, что Мадуро не должен быть у власти. В принципе. Даже если он очень хочет. Потому что Мадуро у власти равнозначен по воздействию участию в войне. Экономический коллапс, повальная безграмотность при декларируемом всеобщем образовании, ликвидированное гражданское общество, испорченная внешнеполитическая репутация, нищета, разруха. Для того, чтобы Мадуро не попал во власть, нужны правые СМИ, которые смогут донести правду до граждан. На ответные выпады популистов нет смысла обращать внимание — пусть говорят, что хотят, они все равно ничего больше не умеют делать. Не мешайте политическим импотентам реализовать единственно доступное им право — право трепаться.

СМИ для болтунов. Они подают информацию очень поверхностно. Их роль преувеличена, на политическую ситуацию в стране они не влияют. Если консерватору есть что сказать — он пишет книгу или научную статью

Победа коммунистов в России в 1996 году была сорвана благодаря слаженной работе либерально настроенных крупных бизнесменов и СМИ. Медиа, принадлежавшие правым и либералам, развернули кампанию в поддержку Ельцина. Огромными тиражами выходила антикоммунистическая пресса. Шла интенсивная пропаганда по ТВ.

Однако действия бизнесменов вызвали яростные протесты у левой общественности по всему миру. Причина была простой — правые посмели выступить против левых, вместо того, чтобы послушно заскулить и сдаться. Именно здесь проходит разница между правой точкой зрения на права и свободы, и популистской позицией. Для правых преступление против свободы слова — это попытки насильственно «заткнуть» оппонента, силой государства или окологосударственных структур. Для популистов преступление против свободы слова — это любое серьезное возражение или протест против их планов. Именно поэтому когда в России пришел к власти популист Путин, он первым делом разобрался с бизнесменами, которые имели влияние на СМИ — Борисом Березовским и Владимиром Гусинским.

Если взглянуть на ситуацию более широко, то мы увидим, что более или менее капиталистические и рациональные общества держатся там, где есть значительное присутствие правых сил в медиасфере. В США есть Fox News и огромное количество консервативной прессы; похожая ситуация в Великобритании и Канаде. Чилийское «экономическое чудо» во многом было результатом доминирования правых технократов в сфере СМИ. В Сингапуре и Южной Корее капиталистические, консервативные и праволиберальные широко представлены в медиа.

Пресса выполняет важную функцию. Она «перерабатывает» большие объемы информации, которые не успевает или не желает изучать обыватель, и подает их в сжатом виде. Книгу и газету (или журнал) нельзя ставить в один ряд. Мы живем во время всеобщей спешки. Время стоит дорого, и далеко не каждый согласен тратить его на чтение книги, которая, возможно, окажется неинтересной или скучной. СМИ снимают эту проблему — они рассказывают читателю о происходящем и представляют ему политических деятелей, выполняя роль посредников между политиком и избирателями. Если правых политиков и бизнес некому представлять, то они постепенно потеряют своего избирателя и будут вытеснены с политического поля.

Если люди голосуют за левых — значит, они нас не хотят. Нельзя ведь поверить в то, что большинство населения в стране недостаточно осведомлено

Эта ошибка — результат того, что называется геттоизацией сознания. Обычно правые (технократы, консерваторы, праволибералы, либертарианцы) замыкаются внутри собственного микросоциума. С одной стороны, эти люди испытывают тягу к организации в политические клубы, с другой — у них сильное стремление к научной деятельности, а научные сообщества довольно закрытые сами по себе — там работают интеллектуальные и профессиональные барьеры. Наиболее экстремальная форма политической самоорганизации правых — чилийский гремиализм, где вся политическая деятельность сводится к работе подобных закрытых клубов. Такая специфическая «клубная» форма организации имеет обратную сторону — возникает своего рода привилегированное интеллектуальное гетто. В группе людей примерно равных интеллектуальных возможностей, объединенных на основании общей идеи, возникает взаимопонимание и повышение эмпатии, вплоть до «понимания друг друга с полуслова». Многие правые деятели переносят это взаимопонимание на общественные отношения в масштабах всей нации, полагая, что обычный человек с улицы так же осведомлен, как и член политического клуба.

В результате происходит абсурдная ситуация: правые политики не желают «разжевывать очевидные вещи» избирателям и поддерживать СМИ, которые могли бы донести позицию консерваторов до граждан. В ответ граждане называют правых высокомерными элитаристами и голосуют за более «демократичных» центристов или вообще за левых.

Если люди не голосуют за правых, то у этого может быть ровно одна причина: правые плохо донесли свои идеи до граждан. Любые оправдания — не более, чем малодушная игра в «мы не виноваты». СМИ — это то, что доносит идеи до граждан. Их не может заменить аккаунт на Фейсбуке или Твиттере. Отказ от прессы, представляющей наши интересы, равнозначен сдаче политических позиций. Это политическое самоубийство.

Kitty Sanders, 2014

%d такие блоггеры, как: