Дальнобойщики: новый формат национального протеста

На днях в сети появилась информация, что к протестам российских дальнобойщиков начинают присоединяться таксисты (по крайней мере, теоретически). «С мест сообщают», что среди водителей начали распространяться протестные листовки, подписанные неким «Комитетом автопротеста»:

СОГРАЖДАНЕ! Хватит терпеть произвол!

На наших глазах идет наглый отъем последних заработков и последних прав. Через цены и поборы страну загоняют в нищету. Чиновники и олигархи заставляют батрачить на себя. Усевшись нам на шею и обращаясь как с холопами, начальство еще присвоило право от нашего имени врать по телевизору. За каждый каприз самозваных владельцев страны, всех этих путиных и ротенбергов, приходится платить ими же придуманные поборы. Кто попробует возмутиться, попадает в лапы «ментополов». Кормить семьи уже почти невозможно. А с нынешним ростом цен скоро встанет выбор между тюрьмой и самоубийством.

Пора с этим кончать! Дальнобойщики всей России показали пример, поднялись против грабежа и произвола. Они организовали Марш на Москву, чтобы потребовать отмены очередного изобретения олигархов, системы «Платон», которая вообще оставит их голыми. Помогите своим братьям! Помогайте протестующим всеми средствами и прежде всего – говорите правду о них! Не верьте вранью властей!

Помните: сегодня они обманут и задушат дальнобойщиков – завтра заменят самой дешевой рабсилой и вас! Поможем мужикам, дадим отпор кровососам! Сегодня мы поможем дальнобойщикам – завтра они помогут нам. Вместе будем сильней!

Комитет автопротеста

CUUruV7XIAIfFPHПрочитав эту информацию, я пережила сильнейшее дежа вю: именно со спайки дальнобойщиков с таксистами начались масштабные транспортные протесты в Чили начала 70-х годов, которые сильнейшим образом подорвали финансовые возможности режима Альенде, а затем поспособствовали его падению.

Любопытно, что многие были профсоюзными активистами и вполне себе сторонниками левой модели. Многие их них совсем недавно голосовали за левых и Альенде лично. Но, разочаровавшись в деятельности правительства, они, не особо заморачиваясь, принялись его раскачивать. В итоге транспортники, в компании с военными, бизнесменами, оппозиционным студенчеством, женщинами, уставшими от политики правительства Народного единства, и собственниками-«кулаками», сбросили Альенде.

Хорошо у них получилось, или не очень — решать самим чилийцам; речь о другом.

К сожалению, многие противники власти, в том числе из либерального лагеря, частенько говорят, что дальнобои это «ватники», которые живут по принципу «царь хороший, бояре плохие». Они, дескать, считают, что нужно посильнее услужить властям, чтобы добиться отмены «Платона». Они, мол, «в душе за власть».

Я не обладаю талантами Чумака и Кашпировского, позволяющими заглядывать людям в души по интернету или телевизору, поэтому говорить буду не о потаенном и душевном, а о вполне очевидных вещах.

Моя позиция проста. Есть некое зло у власти. Есть ряд общественных сил, не согласных с наличием этого зла по своим, чисто индивидуальным причинам. Например, некто не согласен с Путиным потому, что он не Гитлер со сталинскими усами. А некто-2 — потому, что он не Сталин с гитлеровскими усами. Вполне очевидно, что поменять власть с их помощью можно будет только на отмороженного тирана и психопата с индивидуальным дизайном усов.

С такими силами не стоит сотрудничать, потому что им нужна не свобода, а более коррумпированный и жестокий диктатор.

А есть дальнобои и провинциальные жители, которые могут не быть особо подкованными в вопросах философии и политологии, и которые, возможно, голосовали за Путина. Но сегодня их мнение сменилось. Желая изменить ситуацию и высказать свое мнение, они выходят на протест.

Это прекрасно, особенно с учетом того, что протест этот продиктован частнособственническими интересами. Это самый настоящий либеральный гражданский протест — методологически, разумеется, не буквально. Собственники-рабочие, соль земли, вышли на улицы в борьбе за свои деньги.

С ними обязательно нужно сотрудничать и поддерживать всеми силами. Сами дальнобои просто хотят, чтобы государство от них отстало. У них нет сложной стратегии по проведению демократических преобразований в стране. Не то чтобы им было плевать на Россию – просто люди этого типа предпочитают не трогать политику до тех пор, пока она не начнет трогать их.

Дальнобои и политики находятся в двух почти не пересекающихся измерениях. Для них даже время течет по-разному. И пока политики не предпринимают совсем уж агрессивную экспансию на территорию «кочевников-тяжеловесов», о них попросту никто не вспоминает.

Однако протестующие дальнобои представляют собой тот тип эгоиста, о котором писали Адам Смит и Айн Рэнд. Эгоист не думает о всеобщем благе и политической стратегии, он заботится о себе и развивает свое дело — и в итоге приносит больше пользы, чем борцы за всеобщее счастье.

Дальнобойщики живут на своей волне и в своём мире. Даже в самых огосударствленных экономиках, сохраняющих рыночные черты, они являются одной из наименее зависимых от государства сил. От них сильно зависит экономика страны. Они профессионалы, и они всегда могут заработать дополнительные деньги. У них есть четкое понимание личных интересов и института частной собственности. Они опасны для любого авторитарного или тоталитарного режима, не уважающего собственных граждан, лезущего в их карман и личную жизнь.

Это вовсе не означает, что у каждого из них есть глубокие познания в политологии и социологии, и все они идейные либералы. Но это и не столь важно: профессия дальнобойщика чисто структурно и коммерчески предполагает стремление к дерегуляции, снижению контроля и свободному рынку.

Мыслящая оппозиция может понять проблемы дальнобойщиков и помочь в их решении, извлекая пользу для себя. Например, включить протесты транспортников в более обширную схему противостояния власти. Разумеется, для этого нужно отказаться от снобистского социального расизма и презрения к рабочим и мелким собственникам и вступить с ними в диалог. Они граждане страны, у них есть свои интересы и гордость, и они об этом громко заявили. Их нужно уважать — и как ответственных сограждан, и как стратегических партнеров. Возможно, их протест не оформлен в красивую культурную или социологическую упаковку, но это и не нужно. Куча грязных грузовиков, прущих на столицу; трехдневная щетина и мозолистые руки; мат и грохот — вот это то, что доктор прописал.

Российская власть насквозь советско-гопническая. И, будучи советско-гопнической, она боится не столько слов и красивых лозунгов, сколько прямого действия и агрессивного поведения. Гопник может забалтывать вербальный, интеллигентный и неагрессивный протест сколько угодно. Он боится только одного — что его побьют, в одиночку или компанией, и, возможно, даже ногами.

В своих выступлениях и прямых линиях Путин постоянно забалтывает внутриполитические проблемы, ситуации с цивилизованными протестами и подавлением оппозиции. Он топит их в потоке бессмысленных фраз и словосочетаний, типа «вертикаль власти», «необходимость государственных институтов», «цивилизованный диалог» и, разумеется, «а в Америке еще хуже». Эти раскладки по wannabe-понятиям он может продолжать до бесконечности, потому что его так научила «ленинградская улица» и последующая карьера в КГБ-ФСБ. Он и его команда намеренно создали такую ситуацию, чтобы протест не выходил за удобные для их ментовско-гоповской власти, чтобы люди организованно и негромко приходили по предварительной записи (согласовывали мероприятие) и следовали в максимально комфортное с точки зрения власти место. А она, власть, будет неторопливо и с расстановкой журить протестующих за то, что они не понимают ценности институтов и ответственности, которую накладывает наша эпоха, в которую мы все живем, эпоха институтов, активизации внутренних и внешних врагов, ударов в спину и геополитических противоречий, когда государственность и институты институтов государственности особенно важны и должны быть скреплены духовно, институционально и морально, буду краток.

Дальнобои же выбили власть из колеи. С одной стороны, они разрушили миф о ней, как о «защитнице рабочего человека и простого собственника». К тому же они сделали это в очень неудачный момент: в стране кризис, денег мало. В пропаганду в духе «затянем пояса» были вложены большие деньги, она должна была сработать в критическое время и заставить людей мириться с любыми лишениями и делегировать правящей верхушке любые полномочия. И вдруг такой удар от тех, кого власть считала «союзниками».

С другой стороны, водилы — это та сила, которая может совершенно банальным образом дать в морду, и это тоже явно нервирует Путина и его команду. Дальнобои – люди прагматичные, конкретные и умеющие объединяться. Не знаю, может, дело в том, что они несут личную ответственность за работу и являются собственниками-индивидуалистами в прямом смысле слова. Они зарабатывают исключительно своим трудом и своей собственностью. Работая в таких условиях, довольно сложно филонить, лениться и заниматься маниловщиной, сваливая вину за невыполненную работу на «систему». Не получится рассказать недовольному заказчику сказку о том, что вы испортили или потеряли часть товара, или прибыли невовремя из-за сволочей-коллег, проклятого начальника, израильской военщины, американских козней, геополитических проблем в советской/российской зоне влияния, пятой колонны и т.д.

Вообще, мое знакомство с дальнобоями состоялось классе в шестом. Отец одноклассника работал на Pepsi, водил грузовик, регулярно угощал нас газировкой и заваливал постерами и стикерами SPICE GIRLS. Найдя во мне благодарную слушательницу, частенько рассказывал дорожные истории. Через него я познакомилась с другими водилами, которые оказались как на подбор совершенно золотыми людьми – рабочими в самом высоком смысле слова. Немногословными, обязательными, конкретными. В восьмом классе я стала предпочитать школе самообразование и путешествия по России. Здесь и пригодились мои знакомства: примерно треть поездок по стране я делала на дальнобоях, которые возили меня по всей стране и довольно часто приходили на помощь в трудных ситуациях. О них часто рассказывают всякие ужасные истории, из которых можно сделать вывод, что каждый второй дальнобой насильник или психопат; однако я ни разу не сталкивалась с какими-то попытками причинить мне вред. Можно, конечно, посчитать вредом грубые шутки и мат в моем присутствии, но для этого нужно быть вообще какой-то розовой феей.

Водилы — люди грубоватые и прямые, но я не склонна считать это минусом. Отношение с их стороны ко мне всегда было дружеским, либо отеческим. Уехав из России, я не думала, что «дальнобойная» линия в моей жизни продолжится. К своему удивлению, я обнаружила, что водилы в обеих Америках представляют собой такой же мрачноватый, обаятельный и надежный типаж людей с высоким уровнем профессиональной солидарности и преимущественно антикоммунистическими и антиэтатистскими убеждениями. Эти люди действия. Их не так легко зацепить, потому что они много работают, но если это все же случилось — они могут создать большие проблемы.

provo

provo

Сегодня мы становимся свидетелями того, что бывает, когда российская политика всерьез задевает дальнобоев, и они начинают интересоваться ею. Истерика властей, идиотские выступления депутатов, информационная блокада и унылая «информационная война» с использованием стада хомячков и ботов, пишущих однообразные телеги в интернете – эта реакция выдает страх, неуверенность и панику в верхах. И это очень хорошо. Пусть паникуют. Давите их, мужики. Удачи и победы.

Kitty Sanders, 2015

%d такие блоггеры, как: