Мексика: профсоюзная мафия против реформы образования

reforma

В июне-июле 2016 года в Мексике вновь начались масштабные выступления профсоюза учителей, который называется CNTE (Coordinadora Nacional de Trabajadores de la Educación). Это «альтернативный» профсоюз, основанный в 1979, ещё более левый, нежели официальный SNTE (Sindicato Nacional de Trabajadores de la Educación).

Протесты в Мексике — дело обычное. Вопреки расхожему мнению, страна эта редко выбирает рыночные реформы; значительная часть мексиканской экономики находится в руках государства, и профсоюзы на пару с левыми партиями, которые кормятся с цветущей по всей стране коррупции, упорно отстаивают такое положение вещей посредством массовых протестов, беспорядков и запугивания оппонентов. Нынешний президент Пенья Ньето (в должности с 2012 года) планировал довольно амбициозную программу реформ, связанных с переводом части теневых и коррупционных рынков в «белый» сегмент экономики, увеличением прозрачности и т.д. Помимо этого, он затеял реформу образования.

Реформировать централизованную, неуклюжую, раздутую и коррумпированную систему образования в Мексике пытались с 50-х годов. Провести минимальную децентрализацию и дерегуляцию этой сферы получилось только в начале 90-х; до этого все инициативы разбивались о противодействие профсоюзов и коррумпированных чиновников; они либо заканчивались ничем, либо «вспыхивали и гасли», как произошло в 1970-х, когда, после продолжительных обещаний реформировать систему образования и ввести всеобщий девятилетний образовательный план, в новый Федеральный закон об образовании 1973 года этот пункт так и не был внесён. В начале 90-х левые были деморализованы, а профсоюзные движения часто занимали выжидательную позицию. В тренде были праволиберальные и неолиберальные идеи. Поэтому в 90-е в Латинской Америке происходили масштабные экономические и политические реформы правого характера. Мексика не стала исключением. Реформа образования, впрочем, не принесла значительных результатов из-за общей коррумпированности, зарегулированности и институциональной недееспособности мексиканского государства. Но прецедент был создан, и с тех пор идея второй волны реформ обсуждалась в обществе.

В 2010-е политики вновь серьёзно обратились к идее реформы образования. В первую очередь она была направлена на повышение уровня образования и восстановление гражданской системы образования, которая за последние десятилетия полностью перешла в руки профсоюзов, ставших чем-то вроде мафии, «крышующей» школы и университеты. Профсоюзы учителей полностью контролировали назначения на должности, обращая внимание не столько на профессионализм учителей, сколько на их «политическую и классовую позицию». В школах сложилась непотистская система наследования должностей. Профессиональная подготовка учителей вообще перестала интересовать кого-либо. Министр образования жаловался, что Министерство вообще не представляет, сколько в стране учителей и школ, и вообще не может адекватно влиять на ситуацию, поскольку власть профсоюзов слишком велика.

В рамках образовательной реформы правительство начало тестирование учителей на предмет профпригодности. Ещё в 2013 году Пенья Ньето объявил, что новый закон, устанавливающий профессиональные требования к учителям и к процедуре оценки их профпригодности, поможет улучшить качество образования в стране. Профсоюзы во главе с CNTE незамедлительно начали устраивать массовые протесты. При этом реакция «официального» SNTE  была более сдержанной. CNTE же устроили чуть ли не гражданскую войну. Дело в том, что в CNTE состоят специфические учителя, которых можно охарактеризовать как левых политруков из бедных южных штатов. Позиция этих товарищей настолько антипедагогична и непрофессиональна, что они предпочли организовать собственный профсоюз в пику официальному SNTE, который «недостаточно левый и пролетарский». Члены и симпатизанты CNTE представляют собой полуграмотную массу, которая считает, что биография Че Гевары, история сапатизма и рассказы о страдающих и эксплуатируемых гораздо важнее бело-буржуазной математики, оккупационной филологии и придуманной империалистами истории. В результате такой педагогической позиции в Оахаке, Чьяпасе, Герреро (южные бедные штаты) воспроизводится одна и та же картина — нищета, безграмотность и необразованное население, из которого молодые люди массово вербуются либо в революционные движения, либо в наркокартели.

Ситуация с реформой образования раскачивалась с 2013 по 2016. В ходе проверки на профпригодность учителя из южных штатов начали проваливать тесты десятками тысяч. В ряде регионов количество учителей, не прошедших простейшие тесты, достигало 75%. Начались попытки уволить неграмотных и привнести в систему образования хоть какое-то подобие порядка.

За провалившихся учителей горой встали профсоюзы.Началась масштабная пропаганда на тему «сегодня они тестируют учителей, а завтра приватизируют систему образования, чтобы было больше бедных и неграмотных».

1432957133_460291_1432959257_noticia_normal

В действительности, реформа образования в Мексике — весьма половинчатая. Она всего лишь предполагает:

— создание более-менее ясной и прозрачной системы, в которой могло бы ориентироваться Министерство образования — для того, чтобы представлять, сколько денег тратится, на что они идут и какие вообще потребности есть у школ в смысле инфраструктуры, материалов, учебников и т.д.;

— проведение профессиональной оценки работы учителей с целью отсеять некомпетентных и вернуть нормальную систему наград и поощрений, зависящую от профессиональных качеств учителя, а не его приверженности марксизму;

— введение обязательного экзамена для педагогов с возможностью увольнять провалившихся некомпетентных работников

— децентрализацию системы с дальнейшей передачей «самоуправляющихся» полномочий школам

— создание единой системы переписи и учёта школ, учителей и учащихся

Вот и всё. Никто не говорит о «продаже системы образования» — правительство лишь хочет привести её в относительный порядок. Именно поэтому «официальные» профсоюзы социал-демократической ориентации сохраняют относительный нейтралитет, хоть и привычно рычат на власть, и временами выходят на улицы, присоединяясь к протестам «из солидарности». Эта реформа никак не ударит по ним. Зато она ударит по товарищам, которые прочитали в своей жизни три книжки — Троцкого, вторую и ещё синенькую такую, а потом идут учить детей математике и географии.

Результатом «мирных протестов» профсоюзных активистов и примкнувших к ним абсолютно мирных и законопослушных организаций стали 55 раненых офицеров полиции. Также были ранены несколько десятков гражданских лиц. Полиция ответила на нападения мирных протестующих — в результате погибли восемь профсоюзных активистов, многие были ранены и арестованы.

CNTE и марксистская пресса сообщают, что мексиканское правительство «ведёт войну» с учителями, электриками и другими «независимыми профсоюзами». Ну что тут сказать. Друзья, войну с профсоюзами ведут не так. Если хотите понять, что такое реальная война — обратитесь к истории бразильской хунты или салазаровского Нового Государства. Результат войны государства с «независимыми профсоюзами» предсказуем: полный разгром и запрет последних в первые же месяцы. А в Мексике идёт слабая и робкая попытка привести работников хоть в какое-то подобие профессионального соответствия. Создать систему образования хотя бы уровня 1970-1980-х годов. Убрать из неё паразитов и мафию, которые делают весомый вклад в создание невыносимой криминально-коррупционной атмосферы, которой славится Мексика — страна, населённая талантливыми замечательными людьми и обладающая колоссальным экономическим потенциалом.

Kitty Sanders, 2016

%d такие блоггеры, как: