Коротко о политкорректности и этикете

«Политкорректность» есть не что иное, как этатизированный этикет. Государство экспроприировало фундаментальную категорию — вежливость, которая сформировалась «снизу», пройдя сложнейший, тонкий и красивый путь, состоящий из дружеской и враждебной коммуникаций, ухаживания, флирта, деловых переговоров, соглашений, отвращения, насилия, табу, трансгрессии и многого другого.

Именно так сформировался этикет общения — делового, амурного, дружеского, светского, враждебного, межконфессионального, межнационального, etc. Его формировали люди, и он более или менее соответствовал их потребностям, вдобавок обретая разнообразие и стиль, способствуя усложнению и эстетизации языка. К нему могут быть разные претензии со стороны марксистов, урбанизированного хиппанья и новых левых, которые в принципе не способны понимать историю без своих безумных и примитивных «прогрессистских» ярлыков, однако по факту именно этикет был одним из культурных факторов, обеспечивавших интеграцию людей и их процветание.

Люди, мыслящие более религиозно могли бы заметить, что Тот Самый этикет обеспечивал развитие логосных, т.е. божественных категорий в людях и в обществе, обеспечивая увеличение благ и уменьшение насилия и зла — ведь когда люди склонны гибко договариваться и красиво ухаживать, уровень грабежей и изнасилований начнёт падать (что означает торжество Добра над Злом), независимо от того, какой век на дворе — XVIII или XXI.

В какой-то период времени случился ряд фатальных ошибок, и в результате «дискурсом власти» завладели те, кого я перечислила выше — марксисты разных видов (Россия и страны из её орбиты, значительная часть Азии, Африки и Латинской Америки), урбанизированные хиппи, не знающие жизни, но зато страдающие избытком эмпатии и истериками по поводу любого насилия (США, ЕС) и новые левые (тот же ЕС и частично Ближний Восток с «исламским социализмом»). Персонажи эти обладают феноменальной дискретностью мышления, неспособностью понять историю и сложные коммуникационные, финансовые или любые другие отношения; кроме того, у них предельно инфантильное мышление прыщавого дегенерата-подростка, который час назад сжёг котёнка в подвале, а сейчас, расчёсывая воспалённое чувство справедливости, требует «прекратить угнетение всех угнетённых» и открыть двери тюрем и психушек.

Единственный стабильный механизм, способный удерживать систему с такими инфантильными кретинами, это постоянно разрастающееся государство, которое подминает под себя всё новые сферы человеческой жизнедеятельности, увеличиваясь за их счёт. Оно лезет регулировать буквально всё, следуя старой идее «превращения количества в качество»: если миллионы интеллектуально убогих, но очень эмоциональных инфантилов, пылко произносящих противоречащие друг другу лозунги о запрете насилия, поддержке Палестины, «экономике обмена», прогрессе, социально ориентированном рынке, контроле и регуляции, отказе от иерархий, открытых границах и диком таможенном контроле, мультикультурализме, свободе слова и запрете разнообразных «-фобий», объединить в единую гиперструктуру, Сверхлевиафана, то такая структура будет крайне устойчивой и «процветающей», независимо от того, насколько внутри неё будет некомфортно тем, кто в её логику не вписывается.

Этикет стал жертвой разрастания государства, проникновения его в сферу человеческой деятельности, которая в основном должна находиться вне государства и вне его контроля. Государство решило заменить этикет общения и вежливость — «политкорректностью» и «межкультурным диалогом». Произошло это достаточно давно, а управленец из государства очень плохой, и вот результат — общение как таковое перестало развиваться «снизу», оно прекратило отвечать усложняющимся условиям, и даже наоборот — оно начало деградировать, а сам язык начал «сжиматься» и уменьшаться. Зато государство со своими «законами» начало в полной мере присутствовать в интимной сфере человеческой коммуникации, навязывая всем свои идиотские правила, которые на сегодняшний день соответствуют его интересам.

Завтра интересы Левиафана сменятся — и «политкорректность» заменят, не знаю, каким-нибудь «государственно одобренным расизмом»,»N-фобской риторикой», «гимнами добровольно-принудительному труду», или «добровольным ограничением ненужной избыточной лексики a la Оруэлл». А люди будут повторять все эти дикие лозунги, всё сильнее отвыкая от трудоёмкого, но крайне интересного и формирующего зрелую личность процесса создания новых коммуникативных актов, новых методов негосударственной институционализации насилия, новой лексики, терминологии и новых манер, отвечающих на вызовы меняющегося мира и при этом корректных и историчных.

К.С., 2016

%d такие блоггеры, как: