Политические последствия правления Себастьяна Пиньеры для чилийской правой

Незадолго до отъезда из Чили в Бразилию встречалась с местным высшим обществом, в т.ч. с Мигелем Пиньерой, братом президента страны и моим хорошим другом. Мило посидели в его ресторане, пообщались, вспомнили начало знакомства, поспорили об итогах выборов, а потом мне пришла в голову идея подвести некоторые итоги правления Себастьяна Пиньеры. Я долго не могла закончить статью, но в итоге все же взяла себя в руки и сделала это.

Kitty Sanders & Miguel Piñera

Kitty Sanders & Miguel Piñera

Экономические показатели Чили периода правления Пиньеры общедоступны — несмотря на катастрофическое землетрясение 2010 года, нанесшее ущерб до 30 млрд долларов, усилившийся конфликт с Перу и Боливией и массовые протесты студентов в 2013-м, Чили осталась самой преуспевающей и одной из самых безопасных стран региона со стабильным экономическим ростом и высоким уровнем свободы прессы. Пиньера провел сильную компьютеризацию и без того технически очень продвинутой Чили, значительно увеличил и законодательно доработал декретные отпуска и активно «пересаживал» страну на ЗОЖ, при этом проводя довольно четкую правую капиталистическую политику, памятуя заветы основателей чилийского общества: «Чили — страна собственников, а не пролетариев». Т.е. на самом деле, президент он был отличный. Но… немного неудачливый, что ли.

Я бы хотела немного поговорить о социально-политических результатах правления Пиньеры, касающихся чилийского правого лагеря. В этом отношении все получилось не радужно. Во многом этому способствовали вполне объективные неудачи — уже упомянутое землетрясение, «встретившее» Пиньеру в начале его срока; политическая нестабильность в регионе, усиление левых сил в Перу и Боливии с закономерным ужесточением античилийской риторики и оголтелой античилийской информационной кампании; массовые студенческие протесты, на которые он не смог эффективно и цивилизованно ответить; чехарда министров образования и мошенничества в этой сфере в конце концов раскололи партию Renovación Nacional. Сначала от нее отмежевался старый пиночетовский кадр Серхио Мельник, вообще заявивший о поддержке левоцентристки Мишель Бачелет и уходе из политики. Затем удар прилетел оттуда, откуда его не ждали — о поддержке студентов заявил лидер организации Patria y Libertad Роберто Тиеме. Это движение образовалось во время правления Альенде. Люди, состоявшие в «Родине и Свободе» сопротивлялись экспроприациям, усилению просоветских сил в стране и сражались с боевиками Альенде, которые колесили по всей стране, вооруженные советским оружием, переправленным с Кубы, и декретами о национализации «излишков собственности». Patria y Libertad во многом определили дальнейший ход чилийской истории, они помогали в организации путча генералов и самораспустились, как только Правительстванная хунта взяла власть и сообщила, что страна находится под контролем. Пиньера в общем является продолжателем пиночетовской экономической политики, однако Тиеме все же обрушился на него с критикой, заявил о своей солидарности со студентами и сказал, что те, кто требует «обуздать улицу», «прекратить беспорядки» и прочее — это антинациональные, антигражданственные и недостойные люди, которые хотят примазать сторонников национального прогресса и диалога к средневековью и темному реакционерству. Потому что в данной исторической ситуации с национальных позиций правы студенты.

На смену Пиньере на выборах 2013 выдвинулась кандидатка от старейшей правой партии страны Unión Demócrata Independiente — Эвелин Маттеи, дочь генерала ВВС, члена Правительственной хунты. Она проиграла кандидатке слева Мишель Бачелет, поскольку не смогла включить в предвыборную программу свои личные пункты — хотя бы минимальную легализацию абортов в случаях, когда роды грозят матери смертью или когда плод имеет дефекты развития; и поиск консенсуса со студентами. Партия, в которой состоит множество чилийских католических фундаменталистов и членов Opus Dei, жестко настояла на своем — и в итоге Маттеи заявила, что, оставаясь сторонницей легализации абортов, она не сможет включить этот пункт в свою предвыборную программу, чтобы «не закладывать бомбу под партию». В связи с жесткой цензурой в старых чилийских правых партиях и невозможностью нормально обсуждать проблемы абортов, легалайза, смягчения уголовного антинаркотического законодательства (по которому тюрьмы забиты людьми, пойманными с пакетиком марихуаны), а также со скандалами, сотрясавшими правительство в президентство Пиньеры, от Renovación Nacional откололось молодое поколение, не согласное с политикой затыкания ртов и молчаливого консенсуса. Трое депутатов — Карла Рубилар, Хоакин Годой и Педро Браун — объявили, что покидают Renovación Nacional и организуют новую партию, так как они не хотят ни присоединяться к крайне правой и фундаменталистской Unión Demócrata Independiente, ни оставаться в рядах RN. Новую партию — праволиберальную, ориентированную на диалог, капитализм и гражданские свободы, назвали «Амплитуда».

Себастьян Пиньера — классический пример вполне профессионального и делового правого президента, который неправильно распорядился информационными потоками, не вступил в диалог с людьми и не смог оседлать волну, в результате чего был выставлен виноватым во всех грехах, несмотря на правильную политику. Мало того, что он был первым президентом от правых после Пиночета, от которого зависел имидж вообще всего правого политического поля страны, так он еще и умудрился частично расколоть собственную партию.

Неудачливость Пиньеры не уникальна — парагвайский президент Орасио Картес, значительно менее талантливый, чем чилийский президент, пока добился только массовых протестов в пользу повышения минимальной зарплаты и раскола правящей много лет партии Колорадо. Со времен диктатуры Альфредо Стресснера Колорадо прекрасно существовала в едином виде и почти бессменно правила в стране. Периодически она делилась на «крылья» и фракции, но таких страстей в партии не было давно. Партийная фракция в Палате депутатов раскололась на 3 субфракции, которые настроены в той или иной степени против Картеса. Одну из них возглавляет популярный телеведущий Дани Дюран, который выступал против Картеса с правых позиций и, к своей чести, принципиально голосовал в одиночестве против вступления Венесуэлы в региональный союз МЕРКОСУР — латиноамериканский аналог Евросоюза. Вторую группу возглавил соперник Картеса на внутрипартийных выборах Хавьер Сакариас Ирун, он политик и адвокат. Все субфракции в итоге взбунтовались и отказались слушать вице-президента Афару, который пытался всех помирить и привести ситуацию обратно под контроль Картеса. Т.е. в общем чилийская ситуация не уникальная, но Себастьяна Пиньеру нельзя сравнить с Картесом по той причине, что Пиньера обеспечил стране отличные показатели и в рекордные сроки избавился от последствий землетрясения; Картес же был куда менее успешен на президентском посту.

Kitty Sanders, 2014

%d такие блоггеры, как: