Новые лица панамериканского правого поворота: Иван Дуке

В Колумбии прошёл второй тур президентских выборов, в котором победу одержал Иван Дуке, протеже экс-президента Альваро Урибе, одной из центральных фигур колумбийского политического антикоммунизма. Дуке набрал 54% голосов, его оппонент слева, Густаво Петро, сторонник «социализма 21 века», получил без малого 42%.

Хуан Мануэль Сантос

Нынешние выборы были невероятно «концентрированными» и идеологически заряженными. Колумбийское общество подходило к ним во время сильнейшего социально-политического раскола, вызванного программой мирных соглашений с ультралевыми террористами. Программу мира лоббировала часть международного сообщества в лице представителей и политических институтов передовых стран ЕС, Венесуэлы, Кубы, представителей Демократической партии США, Ирана и Российской Федерации, а также колумбийский президент и лауреат Нобелевской премии мира Хуан Мануэль Сантос. Сантос, ещё будучи министром обороны, прослыл сторонником Урибе и поклонником весьма «ястребиной» политики. На президентские выборы он шёл как кандидат-урибист, и даже в начале своего президентства поддерживал жёсткие антитеррористические меры, что привело к ликвидации лидера FARC Альфонсо Кано в 2011. Однако позже Сантос стал сторонником мира с ультралевыми, и начал работать в этом направлении. В 2016 в стране прошёл референдум, на котором колумбийский народ проголосовал против мира. Сантоса это не остановило, и под конец своего срока он очень серьёзно продвинулся в этом вопросе.

Сторонники мирного решения проблемы терроризма и наркотраффика считают, что мир принесёт стране облегчение, окончание военных действий и стабильность. Критики полагают, что в действительности произойдёт нечто противоположное, в стиле Аргентины, современного Сальвадора, или даже Венесуэлы, если события начнут развиваться достаточно быстро. Кроме того, очевидно, что идею мира продавливают не имеющие отношения к Колумбии и её интересам государства и организации; также очевидно, что мир с FARC был очень важен для официального Каракаса (Венесуэла вложила много времени, сил и денег в этот проект, и он необходим ей как для сохранения контроля над траффиком оружия и наркотиков, так и для того, чтобы иметь собственное лобби в колумбийском парламенте легальный политический рычаг воздействия на Колумбию), который уже объявил Дуке «ставленником наркобаронов» и провокатором, который будет «бороться против Венесуэлы».

Что означает избрание Дуке?

Во-первых, важно понимать, что победу одержал не столько молодой и перспективный, но малоизвестный политик, сколько Альваро Урибе и его политический клан, который находится в добром здравии и держит ситуацию под контролем. Урибисты консультируют нового президента, их много в его окружении, и его консервативная антикоммунистическая повестка тоже почти целиком урибистская. Нельзя сказать, что Урибе это какой-то идеальный лидер; однако его искренне любит народ, он обладает политической волей, он умелый и опытный политик, он прошёл испытание властью и отказался от нарушения Конституции (ему предлагали идти на очередной президентский срок в её нарушение, и нет сомнений в том, что он бы победил на выборах), и он достаточно стабилен и в хорошем смысле предсказуем.

Альваро Урибе и Иван Дуке

 

Совершив ошибку с поддержкой Сантоса, Урибе сделал выводы и решил ставить на менее инициативного, интеллигентного человека, имеющего небольшой политический опыт и скорее интересующегося экономической стороной президентства. В бытность президентом Урибе занимался и политикой, и экономикой, и многими другими аспектами управления государством, считал, что ему подойдёт такой же инициативный, упрямый и способный жёстко действовать в ручном режиме преемник. Сантос таким и был. Другое дело, что свои инициативность, упрямство и способность управлять вручную, используя положение и политическую волю, он пустил на проект мира с FARC и на реализацию собственного видения будущего Колумбии, едва не отправив урибистов в прошлое. Учитывая всё сказанное, можно заметить, что Дуке это во многом противоположность Сантосу. При этом не стоит думать, будто новый президент «непрофессионал» или не способен думать самостоятельно. Он хороший экономист, у него продуманная программа, на его стороне практически вся деловая Колумбия, и его взгляды — отчётливо антикоммунистические. Ему лишь комфортней играть в команде, и он не такой циничный индивидуалист-либерал, как Сантос.

Во-вторых, хоть новый президент, кажется, полон благих намерений, но не совсем понимает, как именно их реализовать. В частности, речь об «антикоммунистической повестке». Прямо разорвать уже налаженный диалог было бы слишком рискованно, ведь это автоматически означает возобновление военных действий. Это слишком радикальный и необдуманный ход для молодого президента, единственная опора которого это старый, опытный и хитрый Урибе, который вполне способен «слить» своего протеже, если тот натворит бед. Поэтому проект Дуке звучит довольно двусмысленно: «пересмотр соглашений» с целью недопущения членов FARC до государственных должностей, пока их не оправдает (или не осудит) колумбийский суд, а также более жёсткий и юридически «более рабочий» запрет как собственно наркотраффика, так и амнистий для наркотраффикантов. Но это звучит весьма слабо, особенно с учётом коррумпированности судебной системы и способности террористов шутя обходить формальные ограничения. Достаточно вероятным представляется выбор следующей стратеги: Дуке и его команда будут применять известную многим русскоязычным читателям дипломатическую формулу «мира не заключаем, войны не ведём». Проще говоря, колумбийские правые будут саботировать переговоры, параллельно доводя ситуацию до абсурда и провоцируя оппонентов на неадекватное поведение. Похоже ситуация обстоит с Венесуэлой: Дуке явно хочет принять меры в отношении этой нестабильной страны с агрессивным крайне левым руководством, спокойно убивающим собственных граждан (в первую очередь чтобы прервать поток беженцев, который уже третий год буквально затапливает всю Латинскую Америку, а Колумбию в особенности), но пока дело ограничивается резкими высказываниями с обеих сторон. Однако, если помнить, что одним из широко растиражированных обещаний колумбийского президента было улучшить состояние Вооружённых сил и повысить контроль на границах, то можно немного попророчествовать. Скорее всего, Колумбия получит ещё много порций негодования, угроз и лжи с венесуэльской стороны. Думаю, что вот-вот начнутся рассказы о том, что колумбийцы сосредотачивают войска на границе совместно с сальвадорскими и американскими частными и парамилитарными военными отрядами.

Однако, кроме шуток, нельзя не отметить рост интереса и симпатий к военным, который происходит по всей Латинской Америке, даже в максимально «антивоенных» странах, типа Аргентины. Там, в частности, отменяют ряд положений декрета Нестора Киршнера, согласно которым армия не имела права как-либо вмешиваться во внутренние дела и даже публично высказывать собственное мнение или совершать какие-либо движения, если страна не находилась под атакой другого государства. Как и в первой половине прошлого века, армию планируют использовать для решения гуманитарных проблем, а также для противодействия терроризму и наркокартелям. Рост симпатий, или, как минимум, интереса к военным и их мнению заметен и в Бразилии, где правые идеи переживают расцвет, причём на всех уровнях: вместе с интересом к Мизесу, правым интеллектуалам и антикоммунистическому активизму в стране поднимается и «неформальная Правая». Бразильский правый рэп, например, поднимается достаточно уверенно.

В-третьих, можно прогнозировать экономический рост: на стороне нового президента большая часть деловой и промышленной Колумбии, у него есть солидный опыт работы в латиноамериканских финансовых структурах, и он рыночник. Следует ожидать снижения налогов и создания благоприятного для инвесторов климата.

Внешняя политика, скорее всего, не будет сильно изменяться и останется преимущественно региональной — Колумбия будет работать со Штатами и странами региона и постарается посильнее раскачать венесуэльский режим. В этом месте читатель левых взглядов может злорадно хлопнуть в ладоши. Ведь получается, что, действительно, есть силы, подрывающие венесуэльский социализм! Ответ на такой вопрос-восклицание будет следующим: такие силы действительно есть, и появились они после того, как Венесуэла начала финансировать, вооружать и укрывать на своей территории террористов и даже предоставлять им возможность выступать перед студентами. Команда Дуке, в частности, собирается сделать доклад, в котором будут представлены факты укрывания Венесуэлой террористов (не очень понятно, правда, зачем для этого нужен доклад, поскольку совместные фотографии президентов Чавеса и Мадуро, обнимавшихся с членами FARC и ELN, и выражавших свои симпатии левым террористам, не раз мелькали в крупной прессе.) К тому же Венесуэла утомила соседей своими угрозами, поставками оружия различным криминально-террористическим бандам, агрессивными попытками вмешиваться во внутренние дела других стран и т.д. Словом, как это чаще всего бывает, антикоммунистическая деятельность в Латинской Америке носит оборонительный и достаточно запоздалый характер.

Напоследок приведу несколько важных пунктов программы Ивана Дуке (повторять тезисы о пересмотре условий мира, думаю, не нужно)

  • Ужесточение наказаний за тяжкие преступления (изнасилование и убийство несовершеннолетних) вплоть до пожизненного заключения;
  • Упрощение судебной системы;
  • Упрощение налоговой системы и снижение налогов;
  • Оказание помощи и поддержки военным, увеличение военных контингентов в проблемных регионах, усиление охраны границ;
  • Развитие образовательной системы, поощрение роста квалификации среди учителей и преподавателей, запуск сети культурно-спортивно-образовательно-предпринимательских центров;
  • Развитие экономических отношений с США;
  • Не допустить повышения пенсионного возраста;
  • Поощрение внутреннего производства, упрощение ведения бизнеса, наращивание экспорта колумбийских товаров.

Учитывая всё сказанное можно констатировать: правый поворот продолжается. Более того, он входит в следующую стадию. «Примиренческий» и склонный к абсолютно компромиссной политике либеральный дискурс в странах вроде Колумбии и Парагвая начинает уступать более последовательным антикоммунистическим идеям.

Kitty Sanders, 2018

%d такие блоггеры, как: