Бразилия на распутье: раненый ягуар против кандидата-бинго

Хорошие новости. Кандидат в президенты Бразилии Жаир Болсонару, от которого сильно зависит дальнейший жизненный и политический путь всего Континента, сделал первое публичное выступление с момента покушения. (Напомню, что на Жаира Болсонару было совершено покушение: «не согласный с его политикой» террорист ударил кандидата в президенты ножом в живот, когда тот общался с избирателями.)

Болсонару продемонстрировал, что, несмотря на ранение и слабость, он не собирается сдаваться и полон решимости. Политик резко раскритиковал оппонентов слева и предупредил, что на выборах будут иметь место фальсификации в их пользу. Это не просто «правый популизм». Несмотря на то, что рейтинг Болсонару подскочил до рекордного показателя, который составил более 28%, опасность прорыва к власти коррумпированных левых, у которых огромное количество денег, влияния и власти, по-прежнему высока.

Правый кандидат Жаир Болсонару — единственный, кто может адекватно и эффективно противостоять представителю от коррумпированной Партии трудящихся, которая сначала попыталась пропихнуть в президенты осуждённого преступника Лулу да Силва, а когда этот план не удался, выдвинула вместо него другого, ещё не осуждённого коррупционера, — Фернанду Аддада.

Аддад — это прямо-таки бинго: ливанец из православной семьи, который придерживается умеренно социалистических взглядов. Кандидат-солянка, в котором намешано всё, что не нужно Латинской Америке и Бразилии в частности ни сегодня, ни через 100-200-800 лет: он более или менее пропалестинский и проиранский, левый, пророссийский, прокитайский, антиамериканский, антиизраильский, коррумпированный политик, который хочет восстановить доминирование левых в регионе. А ещё он целиком устраивает Евросоюз. Это буквально тот случай, когда пытаешься найти хоть каплю мёда в бочке — и понимаешь, что не получается, она просто полна дёгтя, мёд там не предусмотрен, плохо буквально всё.

Если, не дай Бог, Аддад победит, мы получим усиление позиций Хизбаллы в регионе, всплеск ультралевого и криминального терроризма (в Латинской Америке левые и некоторые транснациональные ОПГ охотно ведут дела с исламистами) и… прошиитскую ось Асунсьон-Бразилиа, институционально основанную на старом, времён ещё Стресснера, тесном военно-политико-экономическом совместном взаимодействии Парагвая+Бразилии в отношении третьих стран и этноземлячеств, расселившихся по обе стороны границы, в т.ч. и в отношении ливанской диаспоры. Как мы помним, к власти в Парагвае только что пришёл Марио Абдо Бенитес, который начал с недружелюбных шагов в адрес традиционного союзника — Израиля и получения комплиментов от Турции, Палестины и ливанской диаспоры.

Но разве Болсонару лучше Аддада? Ведь нельзя победить коррупцию, терроризм и преступность ультраправыми мерами!

Болсонару не ультраправый, а просто правый. Он не только понимает, что нельзя допустить реванша «социализма XXI века», но и предлагает вполне реальную программу по предотвращению левого реванша — экономическую, внутри- и внешнеполитическую. Он выступает не только за сокращение бюджетных расходов и сокращение госаппарата, но и предлагает идти дальше, бороться с коррупцией, криминалом (спаянным с ультралевым и шиитско-пропалестинским подпольем, действующим в т.ч. и на территории Бразилии), полностью изменять политическую парадигму Южной Америки. Наконец, он единственный, кто сможет обеспечить реальную политическую, а не трескучую-лозунговую независимость страны, не загоняя население в нищету, а экономику — в кризис.

Некоторые предложения Болсонару довольно решительные и предполагают не самые популярные меры, зато дают стране шанс на более качественную жизнь в ближайшей и отдалённой перспективе. Тем не менее, пресса, как всегда, устроила шум вокруг Болсонару, снабжая каждое его предложение табличками «фашист», «расист», «женоненавистник», «апологет диктатуры», «будущий диктатор» и так далее, как в серии Гриффинов, когда приревновавший Том Такер пытался сбить успешно выступавшего по ТВ Питера табличкой с надписью «Насильник». На самом деле Болсонару — это старый опытный политик, который работал депутатом с 90-х годов. При некоторой эксцентричности и несдержанности его высказываний, он предсказуем и договороспособен. Как и в случае с Дональдом Трампом, резкие высказывания Болсонару — это нормальная реакция уставшего от цензуры и давления консерватора, который помнит славные свободные деньки, когда государство, и общество знали, что некоторые границы переходить нельзя и что их власть ограничена. Будучи политиком, он регулярно демонстрировал приверженность процедуре и нетерпимое отношение к преступлениям. И даже сегодня, когда на его жизнь покушались, когда левые в открытую обсуждают варианты нелегального приведения к власти своего кандидата, а лидер оппозиции лежит в больнице с ранением за «неправильные взгляды», Болсонару не призывает правых ответить огнём и мечом, а настаивает на соблюдении процедуры и недопущении фальсификаций. Фактически, он делает для бразильской демократии куда больше, чем левые, которые давно уже живут по принципу «демократия — это наша власть».

С программой Жаира Болсонару можно познакомиться, зайдя на сайт самого кандидата, либо ознакомившись с документом под названием O caminho da prosperidade. В программе предлагается проводить консервативную налогово-экономическую политику, упростить налоговую систему, снизить давление на предпринимателей, резко упростить процесс открытия собственной компании (проект предполагается реализовать через централизованную услугу вида «одно окно»), приватизировать убыточные предприятия (при этом Болсонару против продажи стратегических предприятий и пахотных земель иностранцам, и это оговорено особо), децентрализовать и девертикализировать рынок природного газа. Много говорится о будущем, борьбе с инфляцией, гибкости и помощи молодым предпринимателям. Болсонару однозначно позиционирует себя как сторонника капитализма. В вопросах безопасности его программа очень антикоммунистическая, это одновременно очень смело, неполиткорректно и рационально, поскольку левые и их партнёры представляют собой основную угрозу для региональной безопасности.

А что с неполиткорректными -фобиями и дремучим традиционализмом?

Много вопросов у прогрессивной общественности вызывает позиция Болсонару по образованию: он категорически против гендерного образования в его нынешнем виде, против квот в университетах и за деидеологизацию образования (школьное образование в Бразилии, да и в большинстве стран Латинской Америки, очень левое, оно сильно концентрируется на «антиимпериалистическом» пафосе и в меньшей мере уделяет внимание собственно знаниям.) Лично я не вижу в предложении Болсонару ничего дурного: либерал-фундаментализм левой ориентации, навязывающий детям примитивные и довольно сомнительные теории, «объясняющие все секреты и тайны человеческого существа без регистрации и смс» («пол не имеет значения, есть гендер, но и его как бы нет, потому что ты его выбираешь самостоятельно, а ещё ориентация врождённая, ну возможно кроме гетеросексуальной, потому что поганые белые христианские гетеросексуальные мачистские патриархальные доминанты, топчущие всё светлое и прекрасное, вот почему»), ничем не лучше реакционерского фундаментализма, который внушает детям, что нашей планете несколько тысяч лет, динозавры и мамонты это выдумки масонов, прививки зло, а трогать себя — грех. И то, и другое формирует в детском сознании неадекватную картину мира, от которой человек будет страдать всю жизнь. В моём понимании задача системы образования — социализировать ребёнка, дать ему адекватную картину мира и уменьшить количество ошибок и страданий, через которые ему предстоит пройти. А не экспериментировать над ним, втюхивая доверчивому маленькому созданию какой-то злобный революционный и болезненно сексуализированный бред, разведённый вдобавок феминистскими неврозами, после которого выпускник школы будет всю жизнь страдать от социальной неадаптированности, тревоги и депрессии.

Подросткам на самом деле интересно сексуальное образование. Но, если им оказывать ненавязчивую поддержку, они сами разберутся в своей ориентации, а когда им понадобится помощь взрослых — важно, чтобы они обратились к нормальным взрослым, а не к тем, кто выдаст им тираду про Че Гевару как образец для подражания, «учение Маркса-Энгельса, которое объясняет вообще всё, включая проблемы взаимоотношения полов», а также про тяжёлое положение меньшинств, которые не ходят на митинги и парады.

Нормальное сексуальное образование должно включать в себя доброжелательный, терпеливо проработанный, специально составленный под детей курс базовых медицинских, гигиенических, философских и культурологических знаний, изложенный нормальным живым языком, который поможет ребёнку самостоятельно определиться с самоидентификацией любой сложности, от сексуальной до субкультурной, избавит от нежелательных беременностей в раннем возрасте, а заодно и от риска ЗППП. Причём эта информация должна подаваться не «сверху вниз», а через диалог, в котором лектор играет роль «первого и самого опытного среди равных», когда подростки настолько доверяют лектору, что забрасывают вопросами, в т.ч. такими, которые, наверное, не стали бы озвучивать в другой ситуации. Также этот курс должен содержать часть об уважении и взаимопонимании, но поданную не слащаво и в духе ток-шоу о проблемных детях, а живо, резко, в связи с границами и инаковостью Другого, межсубкультурной коммуникацией и самообороной (физической и психологической.) Всё это должен доносить адекватный учитель — желательно молодой, разбирающийся в субкультурах (а лучше бывший их частью), мемчиках и юморе, и при этом удерживающийся от политизации того контента, который он выдаёт слушателям.

Это сложно. Но это и есть настоящие образование и воспитание, как я их вижу. А бесцеремонное впихивание в головы какой-то «объясняющей всё» теории подросткам и детям, да ещё и со стукаческими угрозами за неверие в эту теорию («ваш ребёнок допускал нетерпимые высказывания, есть подозрение, что в вашем доме царит нездоровая атмосфера и недостаточно внимательно относятся к проблемам меньшинств, мы пришлём соцработника, он вас проверит») — абсолютно недопустимо. Жаир Болсонару в данном вопросе предсказуемо выступает как консерватор, не желающий допускать централизованной пропаганды каких-либо идеологий (левых, правых, центристских) в школах и отстаивающий право на детство.

Но во внешней-то политике он точно поддерживает наиболее отсталые и реакционные круги?

На мой взгляд, внешнеполитическая концепция Болсонару очень хороша. Я до сих пор не встречала крупного политика, с чьей внешнеполитической доктриной могла бы согласиться хотя бы на 85%… но Болсонару выглядит как возможный победитель. Его модель последовательная, довольно бразилоцентричная, панамериканская, произраильская (Болсонару вообще как-то сказал, что палестинского государства не существует, а соответственно, и палестинского посольства в Бразилии быть не должно), предполагающая недоброжелательную реакцию на присутствие в стране пророссийских, прокитайских, исламистских (как суннитских, так и шиитских), глобалистских и некоторых проевропейских лобби. Лучше и не скажешь: в Латинской Америке российский, китайский, евросоюзовский и исламский политические факторы, а также влияние американской Демократической партии и её партнёров, должны быть сведены к минимуму. Торговать — торгуйте (если это не противоречит международным и бразильским правовым нормам), а политическое влияние ЕС или РФ на Бразилию должно быть сравнимо с политическим влиянием Бразилии на ЕС или Перу на Россию.

С целью интенсификации внешней торговли, предлагается снять ряд тарифов и нетарифных барьеров, которые мешают развитию рыночной экономики. Планируется также вести политику, направленную на заключение новых договорённостей.

Но как же быть с проамериканизмом Болсонару? Разве он не марионетка США?

Я уже не раз говорила и буду повторять снова и снова: то, что русскоязычному читателю рассказывали о Латинской Америке в советских и постсоветских учебных заведениях — как минимум наполовину весьма примитивная пропаганда. Истории о «тупых латиноамериканских гориллах-антикоммунистах, чья цель — закабаление трудового народа и передача народных богатств хищным американским монополиям», представляют собой нелепые сказки.

СССР, Германия, КНР в XX веке активно проникали в Латинскую Америку и пытались универсализировать, снизить её политическую самобытность и самостоятельность, политически сконструировав её под свои нужды, наплевав на интересы населения и желая усилить собственное влияние и насолить США, используя Латину в качестве безвольной и бессловесной опоры, по которой можно топтаться ногами. Страны Латинской Америки сопротивлялась и в этом сопротивлении они делали выбор в пользу панамериканской стратегии. Почему? Ответ очевиден.

Во-первых, общие или близкие границы = общая судьба.

Во-вторых, молодое слабое государство всегда проиграет транснациональному союзу, обладающему чудовищной военной, экономической, политической и террористической мощью. Следовательно, молодому слабому государству нужен был свой транснациональный союз с кем-то сравнимым по мощи с СССР, и лучше всего для такого союза подходили США.

В-третьих, Америка с т.з. многих латиноамериканцев XIX и начала XX века (особенно такая точка зрения была распространена в Центроамерике, но часто встречалась и южнее) была носительницей праведных, секулярных, республиканских ценностей, чем-то вроде «самого взрослого и ответственного члена команды молодых и независимых». Многие государственные и культурные деятели Латинской Америки XIX и первой половины XX века рассматривали США как пример, нравственный и этический образец справедливо устроенной Республики. Романтическое отношение многих латиноамериканских политиков и мыслителей к Штатам было продиктовано национал-освободительной героикой, здравым смыслом и естественным для региона американоцентризмом. США, к слову, были не единственной страной, к которой латиноамериканцы питали тёплые чувства, исходя из общей антиимпериалистической и республиканской судьбы. Были ещё Израиль, Индонезия, ататюркистская Турция (которую ценил сам Аугусто Пиночет.)

Мемориальная площадь имени Мустафы Кемаля Ататюрка в г. Сантьяго (Чили)

 

Латиноамериканские политики и мыслители прошлого частично интегрировали своё отношение к Штатам во внешнеполитические доктрины молодых государств. Этими доктринами современные политические силы, у истоков которых стояли политики и мыслители XIX и первой половины ХХ века, руководствуются по сей день. Например, левые, для которых было характерно сотрудничество с СССР, по-прежнему уверены в том, что Россия, как наследница СССР, остаётся их главной союзницей и врагом капитализма, с которым нужно налаживать отношения любой ценой, а следом за Россией — и с Китаем, который коммунистический, а следовательно, враг капитала. Другие политические силы региона унаследовали иные внешнеполитические и геополитические модели, развивают их и пользуются ими. Только и всего.

«Проамериканские» лозунги Болсонару — это результат осмысленной антитеррористической, антикоммунистической и антикоррупционной стратегии. Не желать превращения своей страны в Венесуэлу и рассматривать в качестве приоритетного союзника США — страну, которая на протяжении всего прошлого века громила коммунистические режимы, и в которой у власти находится Дональд Трамп, это вполне естественный ход для бразильского правого политика.

Немного о безопасности и траффикинге

Ещё одно важное направление — безопасность. Помимо законов, направленных на расширение границ самообороны, либерализацию законодательства по огнестрельному оружию и снижение возраста уголовной ответственности до 16 лет (в Бразилии ОПГ часто посылают на «мокрые» дела именно несовершеннолетних, зная, что им практически ничего не будет за убийство, и эта тактика привела к появлению большого количества малолетних преступников с невинными сердцами в фавелах. Малолетние налётчики и убийцы в обычной жизни — это совершенно беззлобные подростки, которые часто даже не понимают всей тяжести совершённого и не видят моральной проблемы в том, чтобы кого-то зарезать или изнасиловать, ведь государство долгое время говорило им, что до 18 лет преступление как бы «не считается».) Предлагается проводить более продуманную политику в отношении военных и силовиков, вкладывать в них деньги, прорабатывать антитеррористические законы, прекращать закрывать глаза на деятельность левых террористов в сельской местности, защищать фермеров и расширять их права на самооборону. Есть и ещё один важный момент: Болсонару — это страшный сон для траффикантов. Он очень нетерпимо относится к торговле людьми, изнасилованиям, похищениям и секс-рабству, а кроме того, он выступает за усиление позиций военных и контроль границ. В случае победы Болсонару траффиканты и картели понесут серьёзные убытки и будут вынуждены уменьшить своё присутствие в стране.

Что делать?

Жаир Болсонару уже начал понемногу ходить в рамках программы послеоперационной реабилитации. Желайте ему всего хорошего, молитесь, держите кулаки, а если вы владелец или владелица бразильского паспорта — сходите на выборы и проголосуйте за Жаира Болсонару. Всё остальное он сделает сам.

Kitty Sanders, 2018

%d такие блоггеры, как: