Отчет о встрече с аргентинскими либертарианцами

На днях я встречалась с альтернативной правой силой, представленной в Аргентине — Либеральной либертарианской партией, Partido Liberal Libertario. Основная аргентинская правая партия называется Республиканское предложение (Propuesta Republicana, PRO), о ней я писала около месяца назад. Кроме нее, в стране действуют несколько более мелких правых организаций, как правило, недовольных заигрыванием PRO с социал-демократическими лозунгами и этатистскими инициативами. PLL — из их числа. Ее основной слоган: «Индивидуальные права, свободные рынки, никакой агрессии».

Партия придерживается классических либертарианских взглядов. Она выступает за свободный рынок без протекционизма, изживание национализма по меньшей мере в экономике, положительно настроена по отношению к США и Израилю. На муниципальных выборах 2013 года в Буэнос-Айресе они выдвигали следующую программу:

— Снижение налогов, под лозунгом: «Деньги граждан должны быть в их карманах, а не в руках политиков»

— Больше свободы частным предпринимателям

— Больше прозрачности и налогового федерализма

— Свободное от государства и назойливой партийной пропаганды образование, повышение его качества и допуск на рынок альтернативных систем образования (Монтессори, Киллпатрик, Вальдорфская школа)

— Улучшение транспортной системы и ликвидация правительственных монополий в этой сфере с целью создания конкуренции на транспортном рынке (метро и трафик автобусов в Буэнос-Айресе, а также состояние железнодорожного транспорта в Аргентине оставляют желать лучшего)

— Меньше патернализма и «экономического национализма»

— Укрепление общественной безопасности, улучшение координации между силовыми полицейскими ведомствами, удаление из криминальных списков «преступлений без жертвы», урезание бюрократического аппарата

— Решение «мусорной» проблемы, приватизация этой сферы, экологизация отрасли

— Реформирование архаической системы голосования, прекращение государственного финансирования партий

Несмотря на то, что PLL — молодая партия, в этом году она совершила важный прорыв — вышла за пределы Буэнос-Айреса и открыла отделение во втором по размеру городе Аргентины — Кордове. Либертарианцы собираются вести активную политическую работу в мегаполисах страны. Любопытно, что партия образовалась из клуба либертарианцев-единомышленников, познакомившихся через Фейсбук. Они довольно долго существовали в формате «свободного сообщества», и лишь пять лет назад зарегистрировали партию.

К сожалению, в аргентинских условиях партии, направленные на свободно-рыночную экономику, практически не получают финансирования и испытывают трудности с инвесторами. Государственный аппарат в этой стране сильно контролирует экономику, и предоставляет лояльным власти бизнесменам возможность работать в коррумпированном экономическом пространстве с большими налогами, но зато в условиях отсутствия конкуренции. Я сама не раз отмечала, что в Аргентине ничего не меняется — одни и те же магазины, явно не приносящие прибыли, остаются на том же месте спустя 2-3 года; забегаловки с отвратительным сервисом продолжают работать в условиях крайнего ограничения американских и мексиканских фастфуд-корпораций и т.д. Многие бизнесмены предпочитают мирно сосуществовать с коррумпированной системой, быть ее частью и «не раскачивать лодку». Такая ситуация типична для левых стран Латинской Америки — демонстративный протекционизм, закрытый рынок и всепроникающая коррупция стали отличительными чертами венесуэльской, никарагуанской, боливийской экономик. К счастью, аргентинские власти более умеренные, чем Чавес, Мадуро или Ортега. Поэтому до разграбления магазинов армией или «ленинского» управления декретами в обход парламента не доходит. Однако аргентинский песо — одна из самых слабых валют в мире, бизнес-климат в стране очень неблагоприятный, да и доверия к Аргентине на международном уровне нет.

Эту ситуацию пытаются исправить правые партии страны — от крупной PRO до небольшой PLL. В начале прошлого века Аргентина входила в десятку самых развитых стран мира. Британский экономист Ангус Мэдисон говорит, что на 1913 год только семь стран мира имели более высокий доход на душу населения. Аргентина обходила Японию, Италию, Испанию и Бразилию. Однако в дальнейшем протекционизм, фашистская экономическая модель и левачество довели ее до состояния страны третьего мира. Получится ли у новых правых исправить эту ситуацию? Время покажет.

Kitty Sanders, 2014

 

%d такие блоггеры, как: