Альфредо Стресснер и Анте Гармас

Очень любопытное фото! Альфредо Стресснер, парагвайский военный президент, и Анте Гармас, аргентинский модельер, актер и телеведущий.

Альфредо Стресснер и Анте ГармасГармас еще в детстве переехал в Аргентину с родителями (по происхождению он хорват). В 1947 году начал карьеру дизайнера одежды, пережил перонистскую диктатуру, аргентинскую военную хунту, был в приятельских отношениях со Стресснером — и при этом Гармас являлся открытым гомосексуалом, т.е. не скрывал своей ориентации.

Я не сторонница делать далеко идущие выводы на основании одного прецедента, однако мне сложно представить такую картину в гитлеровской Германии, СССР или даже франкистской Испании. Открытый гомосексуал, ведущий передачу на федеральном канале, популярный культурный деятель… Как минимум его бы очень быстро «одернули», сказав убрать «непристойности» подальше и соответствовать партийным и моральным нормам.

Еще когда мой интерес к «правой латиноамериканистике» только начинался (было это года три назад), я, почитывая мемуарную литературу, разговаривая с людьми и просматривая основные обвинения, которые предъявлялись диктатурам, обращала внимание на какой-то неправдоподобный либерализм военных режимов. В Европе и России военный режим обычно — это десятки и сотни тысяч трупов, концлагеря, массовые преследования людей и прочее. В Латине это всплеск насилия в самом начале и максимум — скучная цензура в дальнейшем, совмещенная с более или менее удачной финансовой и социальной политикой. В дальнейшем я обнаружила, что рассказы о свинцовых мерзостях цензуры зачастую тоже преувеличены — когда узнаешь, при Пересе Хименесе выходила разнообразная коммунистическая пресса, в газетах печатались отчеты папарацци с пляжей, где Хименес гонял на скутере в окружении бимбочек в бикини, а при Пиночете, вопреки желаниям его соратников, очень быстро легализовали оппозиционные партии и начали убирать цензуру, — становится тяжело всерьез воспринимать страшилки о «кровавых тиранах второй половины XX века». После поверхностного ознакомления с сомосизмом упражнения левых товарищей начинают выглядеть как шизографический перфоманс. После посещения знаменитых чилийских тюрем и просмотра архивных газетных статей о грозном стадионе Сантьяго — рассказы левых начинают уже откровенно надоедать.

Нижеприведенная фотография — из серии «расшатывающих мифы». Она не опровергает их ни на 100%, ни даже на 10%, но заставляет задуматься. Наибрутальнейший консерватор Стресснер, который из развлечений признавал только шахматы и кружку хорошего пива, совершенно спокойно общается с Гармасом, даже не задумываясь о «репутации». Почему так? Думаю, потому что Стресснер не был невротиком, и Гармас им не был, и обоим было понятно, что сексуальные предпочтения это сугубо личное дело, которое не должно влиять на отношение к человеку (если только в сферу его сексуальных интересов не входят убийства и изнасилования).

В скором времени я обязательно напишу статью о стронизме — общественно-политической системе, созданной в Парагвае.

Kitty Sanders, 2014

%d такие блоггеры, как: