Los cantos de una Rusalka, третья книга Китти Сандерс

Leider ist der Eintrag nur auf Russisch verfügbar. Der Inhalt wird unten in einer verfügbaren Sprache angezeigt. Klicken Sie auf den Link, um die aktuelle Sprache zu ändern.

Фух, всё, можно поздравлять: на свет официально родилась моя третья книга, которая называется Los cantos de una Rusalka. Электронная версия уже доступна, скоро будет и на Амазоне. Бумажная версия ушла в печать, так что скоро и она должна появиться. Как привезут авторский тираж, выгуляю книгу и сделаю фотки.

Los cantos de una Rusalka это сборник прозаических текстов, который получился довольно спонтанно. Первоначально я вообще не планировала переводить своё художественное, и уж тем более не думала писать новых вещей на испанском, однако, после того, как на одном из литературных обедов я зачитала небольшой очерк, который породил брожение и даже несколько раз зачитывался на разных радио, со мной связалось издательство и предложило издать книгу. Первоначальное название было Never Stop the Madness, но невидимая рука рынка распорядилась иначе, и на свет появились „Песни Русалки“. Туда вошли большие куски из NSTM плюс несколько свеженаписанных вещей.

Я переработала и реструктурировала первоначальную книгу, перевела тексты с русского на испанский, добавила пару новых вещей, в том числе мини-повесть, и вот результат. Критики в восторге, двое писателей (колумбиец и аргентинец) посвятили мне стихи, один из которых вошёл в книгу на правах рецензии, несколько крутых деятелей из писательской тусовки написали отзывы, короче, книга стала известной ещё до выхода на бумаге.

Стилистически это проза „тягуче-потокового“, „текстогероинового“ характера, сочетающая в себе несколько русских и латиноамериканских литературных (в т.ч. андерграундных) традиций, любимый мною магический реализм, элементы пантеистического мировосприятия, чернуху, русскую галлюциногенную философию, микс удушающе-клаустрофобской и открыто-пространственной атмосферы, вневременность, умеренно консервативную ориентацию на То, Что Было Однажды осмысление Пространства (как в естественно-природной, так и экстремально-индустриальной версиях) и восхваление Прекрасной Дамы. Периодически повествование срывается на „wannabe-поэтическое“, без рифмы и „столбика“, но ритмичное, прессующее и по шамански-напевное.Очень много „водных“ образов. Я хотела совместить стремительную чистоту, свежесть и ярость речного потока с убийственной, неподвижно-угрожающей болотной атмосферой и передать всё это в тексте.

В книге я совместила „глубинно-утробный“ русский стиль с „глубинно-утробным“ латиноамериканским стилем, довольно активно использовала люмфардо (это криминально-тангерский язык аргентинских „социальных низов“), латынь, русский криминальный жаргон, поработала с легендами, ну и до кучи занималась созданием неологизмов.Там также содержатся стихи русских поэтов (Есенина, Михайлова, Блока), которые до сих пор не переводились на испанский. Стихи, кстати, мне очень понравилось переводить: процесс идёт легко, приятно, никаких сложностей. Работать со сложной „изломанной“ и больной прозой гораздо труднее.

Книга снабжена иллюстрациями двух отличных художников, Сергея Капысского и Грегори Радионова, которым хочу выразить огромную благодарность. Без вас книга смотрелась бы… гораздо хуже, парни, вы супер. Упахалась я с ней смертельно, поскольку издательство торопило из-за стремительно разраставшихся планов на дальнейшее сотрудничество, а кроме того, оно хотело выпустить „Песни Русалки“ как можно скорее и как можно более задолго до Рождества. На самом деле, эти пожелания не упали с неба: как-то так получалось, что и первое издание Brotes Pisoteados, и Prolegómenos al libro Carne выходили где-то в районе Рождества, что в условиях Латины означает месячный, или даже полуторамесячный простой, т.к. у всех выходные, каникулы, свои дела. Культурно-политическая жизнь в это время замирает, а тираж пылится, и даже презентацию провести невозможно, никто просто не придёт.

Что можно сказать о книге? Результатом я ужасно довольна, это одна из лучших моих работ, которая, конечно, имела бы куда менее впечатляющий вид, если бы не дорогой Сергей Капысский, сделавший обложку так, как надо (он, к слову, не только отличный художник, но и подающий надежды молодой тату-мастер) и прекрасная, вдохновляющая Вигдис, лицо которой украшает обложку. Презентации книги уже расписаны, новые визитки печатаются, короче, очередной рубеж взят.

Вообще, немного поразмыслив, я решила, что в выходе „Песен Русалки“ есть смысл. Предыдущие две книги были совершенно про другое, и они как-то настроили меня на очень „кабинетно-исследовательский“ лад. Не то, чтобы мне это не нравилось… но кабинетный стиль это вообще не моё. Los cantos de una Rusalka неслабо вернули меня на олдскульный путь.

Труднее всего, конечно, было с переводом. Я спокойно пишу сложные философские тексты на испанском, но художественное – это совершенно другое. Изломанный ритм, масса просторечий и жаргонизмов, совершенно иная структура фраз, а главное это семантические расхождения, из-за которых пришлось делать весьма большой ссылочный аппарат. Например, банальные слова, вроде печка, завод, или республика, тянут за собой целый вагон специфических национальных и мифологических контекстов, не до конца понятных жителям других стран. Эти контексты очень сложно объяснить и донести в более-менее целостном виде, но, кажется, я справилась. По крайней мере, ни один из критиков (а их было больше трёх десятков, от знаменитых писателей и поэтов до совершенно обычной молодёжи 20-30 лет) не жаловался на непонимание контекста. Даже наоборот, говорили, что ссылки представляют собой отдельный смысловой пласт, и их можно читать даже в отрыве от основного текста.

Напоследок кратко расскажу о своих предыдущих книгах для новых читателей, которые не в курсе, и немного о дальнейших планах.

Первая, Brotes Pisoteados, вышла в 2014 и была посвящена проправительственным молодёжным организациям, критике экспроприации молодёжи государством и истории этого явления. Она издавалась дважды, но оба издания в основном разошлись на внутреннем рынке, даже электронную версию не делали. Вторая, Prolegómenos al libro Carne, вышла в 2016. Она представляет собой довольно сложное философско-историко-социологическое эссе, основанное на моём многолетнем исследовании/журналистском расследовании индустрии для взрослых, и выпущенное в качестве „философского введения“ к книге Carne, большому двухтомнику, посвящённому темам человеческого трафика, проституции, порноиндустрии, проблеме женского права на собственность, рынка и регулирования, геттоизации, стратификации, этатистским уловкам, праву-на-себя, самоприватизации и экспроприации человека, методам государственного контроля „маргинальных“ и криминализированных индустрий и тд. Когда выйдет Carne сказать точно не могу, её уже несколько раз переносили по разным причинам, и к тому же корректор, насколько я понимаю, ещё далёк от завершения работы.

Что у меня в планах?

Во-первых, у нас идут парламентские выборы, и в ближайшее время я буду заниматься только ими, иногда прибегая на презентации Los cantos de una Rusalka. После того, как гонка закончится, я вернусь к работе над книгой о правой латиноамериканской политике 1930-2010-х, которую недавно анонсировала. Там уже полностью готовы главы о Доминиканской Республике и Гаити, точнее – о трухильизме и дювальеризме. Дальше, наверное, буду писать о Боливии или Аргентине, чтобы немного отвлечься от карибской тематики.

Кроме того, у издательства есть очень интересное предложение, предполагающее как издание моих старых, реально старых художественных текстов (2006-2010), так и написание новых произведений на темы, которые я не трогала уже лет восемь-десять. Контракт пока не подписан, поэтому сильно распространяться не буду.

Вот так и живём.

Kitty Sanders, 2017

%d Bloggern gefällt das: